П'ятниця,
18 серпня 2017
Наші спільноти

5 мнений владыки Назария и владыки Павла: о власти, о народе, о церкви, о евроинтеграции и о дружбе

Митрополит Павел (в миру Пётр Дмитриевич Лебедь), наместник Свято-Успенской Печерской лавры в Киеве. И епископ Кронштадтский Назарий (в миру Лавриненко Николай Алексеевич) – наместник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры в Петербурге.

Оба родились на Украине в многодетных крестьянских семьях. Владыка Павел – в селе Борбин Млыновского района Ровенской области. А владыка Назарий – в селе Ивковцы Чигиринского района Черкасской области. Оба с детства умели трудиться, служили в армии, учились в духовной семинарии и академии. Владыка Павел – в Москве и Киеве, владыка Назарий – в Ленинграде.

И потому так интересен их взгляд на проблемы мира, государств, Церкви.

Мы попытались собрать из интервью, статей, информации в новостях некоторые мысли двух владык, их высказывания о жизни Церкви, о наших странах, о личном и общественном.

И, собрав, увидели, что, несмотря на различие земных путей, в итоге больших испытаний (где были и покушение на жизнь*, и противодействие врагов Церкви) владыка Павел и владыка Назарий пришли к одним и тем же итогам.

Думается, те, кто склонен упрекать людей Церкви в аполитичности, найдут здесь ясный взгляд на мир православного христианина и благодаря этому смогут не запутаться в пучине политического и морального зомбирования. А ещё (и мы на это особо надеемся) согласятся с мыслью: если два таких разных, таких значительных человека сходятся в оценках современного бытия, значит, в их словах пребывает истина.

1. О ЕДИНСТВЕ НАРОДА И ЦЕРКВИ

Владыка Павел

– Я не делю народ на Украину, Россию, Белоруссию. Почему? Да потому что это единый народ. И у этого одного народа – одна вера, одни корни, одна история.

– С владыкой Назарием нас, кроме дружеских отношений, связывают общие взгляды и, если хотите, общность судьбы. Он наместник лавры Александро-Невской, я Божьей милостью – наместник Киево-Печерской лавры. И цель у нас обоих общая с владыкой Назарием – сохранить нашу историю, сохранить единство Церкви, сохранить добрые, христианские отношения внутри одного народа. Ещё раз повторю, может, кому-то это не понравится, я не могу разделить народ Украины и России.

– Для меня сегодня самое главное, чтобы в Украине прошло объединение народа. Потому что его разделяют раскольники, отдельные политические деятели. А ведь как Церковь была и есть одна, так и народ должен быть един. Поэтому молюсь и прошу Бога о том, чтобы на земле Украины не проливалась кровь. А мирное житие зависит не только от президента или правительства. Если мы сами будем жить по Евангелию, наши молитвы о благоденствии будут услышаны. Ибо царь и пророк Давид говорит нам, что он никогда не видел праведника оставленным.

Владыка Назарий

– Думаю, желание обособиться не было волеизъявлением всего народа Украины. Это было желание элиты. Но оно в конечном счете самоубийственно для самой же элиты. Потому что убийственно для экономики, которая её кормит. А церковь — это, действительно, та связь, которая сохраняет духовное единство народа.

— Растаскивать церковь по национальным квартирам — значит, идти против Христа, против Его заповеди: «Да будут все едино». Вот, в Грузинской церкви случился раскол — в Абхазии хотят создать свою национальную. Но Московский патриархат эту идею не поддержал. Потому что какими бы ни были отношения между Грузией и Абхазией, Грузией и Россией, церковь только на этом основании дробить нельзя. Ведь если допускать подобное, потом каждая епархия, каждый сельский приход захочет обособиться. Это националистическое и местечковое разрывает церковь. Тогда как церковь — наднациональное образование.

— Мне кажется, сегодня в УПЦ просматривается три линии в направлении, связанном с украинской автокефалией. Есть резко выступающие за полную независимость от Московского патриархата, так называемые центристы и группа допускающих, что автокефалия возможна и достижима в канонических рамках, если когда-нибудь для этого сложатся исторические условия. Но пока что Блаженнейший митрополит Владимир (дай Бог ему здоровья) понимает: если автокефалия будет объявлена как политический акт — это будет полный раскол! Поэтому очень хотелось бы, чтобы разумные силы взяли верх. А для нас, выходцев из Украины, это — особая боль. Тем более что мы ведь не чувствуем себя в русской церкви инородными телами. Даже поговорка есть среди украинцев России: «Если хочешь найти земляка, где бы ты ни был — иди к попу». Украинцы до сих пор играют в РПЦ огромную роль.

2. О ЕВРОПЕЙСКИХ «ЦЕННОСТЯХ» И ЗАПАДНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ УКРАИНЫ

Прежде чем мы приведём мнение митрополита Павла по этому острейшему вопросу, напомним, что в конце октября 2013 года наместник Киево-Печерской лавры отказался подписывать Обращение епископата УПЦ МП по евроинтеграции (где таковая преподносилась как благо и однозначный выбор украинского народа). Не подписал владыка, хотя на епископат оказывалось беспрецедентное давление.

Владыка Павел

– Так называемый европейский вектор развития для Украины губителен. Мы видим, что стало с той же Румынией, с другими христианскими странами, вступившими в Евросоюз. Тут приняты законы о так называемой ювенальной юстиции, гендерной политике, согласно которым фактически растоптаны права церкви, права родителей. Как это – родители не имеют власти над своим ребенком? Что мы тогда вырастим? Смоковницу бесплодную! Если человек будет воспитываться не отцом и матерью, а родителем номер один и родителем номер два, это путь к моральному разложению, к духовной гибели. Именно поэтому я против евроинтеграции и никогда на неё не соглашусь.

– Мы часто слышим, что на западе нас ждёт экономический, культурный рай. Но мы знаем историю. Выходцы из Галичины, Ровенщины, из центральной Украины, те, кто ехал на запад, ничего там не добились. А в Российской империи украинцы были канцлерами, фельдмаршалами, возглавляли Государственную думу. А в той же Польше нас считали, да и считают изгоями.

Владыка Назарий

— Те, кто сегодня ведёт Украину в Европу, либо не знают истории, либо история их ничему не научила. Конечно, кто-то может сказать — времена изменились, переменилось и отношение европейцев к нам. Ничего не изменилось! Господь благословил нам жить вместе. Рвать кровные связи — образовать на собственном теле незаживаемую рану. Люди, выбирающие западный вектор, делают большую ошибку даже с экономической точки зрения. Ведь экономика Украины находится сейчас в тяжелейшем положении. Значит, забудьте об экспорте. Более того — Украина на своей же территории станет рынком сбыта товара, произведённого в Европе. Включая даже сельхозпродукцию. Как бывший агроном** скажу: раньше Кубань и Украина были лучшими по условиям сельхозпроизводства. Но сейчас с ужасом смотрю на поля, приезжая на родную Черкащину. Центр украинских черноземов…Знаете, я возненавидел подсолнухи! Их же по пятнадцать лет на одном месте сеют! И это просто уничтожает чернозём украинский — ту землю, которая золотыми рублями царскими мерялась. Она сегодня превращается в песок. Даже это Украина умудряется терять! Причём многие всё это понимают, но живут по принципу «на мой век хватит». К сожалению, в большинстве своём временщики управляют Украиной. Да не только Украиной — что тут скрывать — в России это тоже прослеживается.

3. О РАЗДЕЛЕНИЯХ НАРОДА И ВАЖНОСТИ ПРИМИРЕНИЯ

Оба наместника говорят о губительности разделений не только национальных, но и социальных, идеологических. Особо волнует вопрос о социально-идейном разделении наместника Александро-Невской лавры. Он часто напоминает, русские — это не национальность, а принадлежность к цивилизации. И к этой цивилизации принадлежали и заблуждавшиеся, но преданные Родине, коммунисты. Ныне владыка обеспокоен тем, что отголоски ещё того, классового, разделения живы в современной России. Так в лавре, им возглавляемой, существует известная «Коммунистическая площадка» – место, где при советской власти хоронили особо отличившихся безбожников. Когда владыка возглавил лавру, ему хотелось все эти останки перезахоронить. Однако, не встретив понимания у родственников и общественности, он принял иное решение.

Владыка Назарий

— Конечно, жаль, что души воинствующих безбожников не могут сообщить потомкам, уютно ли им лежится в монастыре, который ими же был упразднен. И всё же мы поставили памятник на пересечении аллей — в честь всех пострадавших в годы гонений. Может быть, тут примирение и происходит: тех, кто гнал, с теми, кто был гоним. Мы ведь не знаем, кого, куда Господь определил и как их отношения сложились там — в жизни вечной. Ведь многие из захороненных здесь коммунистов были в своём роде подвижники. На «Коммунистической площадке» много известных людей: командующие, погибшие при исполнении долга подводники, электрики-высотники. Большинство из них, вне всякого сомнения, были крещены.

Владыка Павел

– Нужно искать не различий, не разделений, а общности. Особенно в рамках одной страны, одного народа. Если вы христиане любого направления, но если вы исповедуете Христа Сыном Божьим, мы не можем враждовать, мы должны искать основу для совместного свидетельства миру Евангелия. Если ко мне приходят сегодня мусульмане, евреи, буддисты и говорят "помогите нам". То я не спрашиваю, какой ты веры, какой национальности? Я стараюсь поступать в духе Евангелия, могу – помогу.

4. ОБ ОТНОШЕНИЯХ С ВЛАСТЬЮ И ГОСУДАРСТВОМ

И у владыки Назария, и у владыки Павла, мягко скажем, не всегда были простые отношения с государством. Например, относительно церковного имущества. И вообще проблемы с государственными учреждениями бывали. Однако смотрят они оба на подобные конфликты весьма снисходительно, как на обычные человеческие слабости, без всякого осуждения.

Владыка Павел

– За 20 лет моего наместничества в лавре сменилось четыре президента. При каждом из них удавалось что-то сделать для нашей общей святыни. Сейчас президент Виктор Фёдорович, который для Донецкой епархии сделал очень многое. Ведь кто бы что ни говорил, но только благодаря Януковичу засияла Святогорская лавра. Знаю, у него есть в душе вера в Бога. И надеюсь, что всё-таки и президент, и правительство Украины ещё раз всерьёз обратятся к нашим всеобщим святыням – к Киево-Печерской и Почаевской лаврам – и передадут их нам. Да не нам, а самим себе! Потому что они ведь тоже прихожане святых лавр. А вообще я не могу ни на одну власть обидеться. Будем мы хорошие – будет у нас власть нормальная, Богом вразумлённая. Главное, что сегодня уже нет массовых захватов храмов, нет у нас поочерёдных с раскольниками богослужений. За всё слава Богу.

Владыка Назарий

— Государство — аппарат насилия. Это ленинское утверждение никто ещё не опроверг. А церковь насилия не приемлет. Поэтому никакого стремления у РПЦ стать государственной нет. Другое дело — мы не живём в безвоздушном пространстве. И прихожане, и клир — граждане нашего государства. И если граждане страдают, к примеру, от несправедливого пенсионного закона, почему церковь не может сказать: «Господа думцы, вы же приняли человеконенавистнический закон! К нам люди не на исповедь идут, а с жалобами на вас!» Или закон об образовании — когда протаскивают так называемое сексуальное воспитание и тому подобные вещи, противоречащие нашим вековым нравственным устоям. Неужели мы должны ради пресловутой «толерантности», в угоду Западу и либералам и ещё неизвестно кому молчать насчет ювенальной юстиции и однополых браков? Молчанием предается Бог! А когда против этого же высказываются высшие лица государства, это всего лишь свидетельствует о том, что в идеале у нас должно быть общее поле деятельности – государство прислушивается к нравственной оценке церкви и подводит свои законодательные акты под нравственные законы.

– В так называемый синодальный период церковь была государственной, но это не было благом для неё. В конечном счёте не было от этого пользы и государству. Хотя нельзя отрицать и того положительного, просветительского влияния, которое оказала церковь на культурное развитие империи.

– Но сейчас церковь обрезали по самый порог, и она, не имея ничего, кроме культового сооружения, не может сама заработать на свою же благотворительность. Да и сооружения, построенные церковью, также не спешат возвращать. Ещё в 1993 г. Ельцин подписал постановление о передаче церкви всего комплекса нашей лавры. Но до сих пор Благовещенская церковь закреплена за музеем городской скульптуры. А кто такие музейщики городской скульптуры? Это вандалы, которые сняли могильные скульптуры, представляющие художественный интерес, и собрали их в одном месте. При этом не перенося останки. И так могилы многих выдающихся людей были утеряны. А теперь с людей деньги берут за то, что те могильным камням, а не праху великих кланяются. И строят из себя хранителей и радетелей российской истории. Вице-губернатор Василий Николаевич Кичеджи также озвучил решение о передаче храма. Но и это решение — только одной ветви власти. В законодательном собрании кто-то против. Поэтому никто помещение не освобождает. Не устраивать же нам пикеты перед храмом! Надеемся, что сила молитвы превыше силы демонстрации.

5. О ДРУЖБЕ И НЕМНОГО О ЛИЧНОМ

Владыка Павел

– Учился я в России, в Троице-Сергиевой Лавре. Для меня это альма-матер. Там прошли мои самые молодые годы, годы познания истины. Там я действительно соприкоснулся с сокровищами Церкви. Уже мы не застали таких великих проповедников, которые сидели в лагерях и тюрьмах, но были их наследники, их ученики. И для меня настолько это отрадно, что я видел великого регента Матфея Мармыля, общался с Иоанном Масловым, с Георгием Тертышниковым, с Марком Харитоновичем, тоже выдающийся регент семинарский и преподаватель. Имел я счастье знать дивных старцев – отца Афанасия, отца Николая, отца Вениамина, епископа Кронида. У него я был на просфорне, можно сказать, правой рукой. Около четырёх лет каждый день ходил на просфорню и выпекал служебные просфорки, что для меня было большой радостью.

– Не скажу ничего нового. Нужно просто упорно трудиться, несмотря ни на что. Лентяй мечтает о благе, но откуда оно у него возьмётся? Вспоминаю отца своего. Был он человеком хозяйственным. Однажды тайком от мамы купил он и привёз домой четыре картошки какого-то особенного сорта (мама его даже немного поругала). А он посадил дома эту картошку, и выросло ведро. Из этого ведра мы ещё раз посадили. Папы нет уже четырнадцать лет, а картошка до сих пор родит.

– Не люблю ездить туда-сюда. К сожалению, я не был на Валааме, не был в других северных монастырях, хотя и хочу поехать. Но я – более местечковый такой человек. Я люблю свою обитель и мне предостаточно работы.

– Иногда езжу на лечение или на отдых (всё-таки старость – не радость). Ну, думаю, хоть переведу дух. Где там! Господи, кто эти телефоны придумал? Это просто искушение. Люди бывают настолько нетерпеливы, что звонят во время службы, на приёме, за столом. Сами хватаются за телефон, будто в этом звонке смысл их жизни, будто им звонит Архангел Михаил и созывает на великое торжество.

Владыка Назарий

– Киево-Печерская лавра для меня очень много значит. Приезжая в Украину, непременно стараюсь побывать там, поклониться святыням, поклониться мощам, просто походить порадоваться тому, как преображается святыня, восстановленная почти из руин. Восхищаюсь цветниками, которые высадил наместник лавры владыка Павел. Знаете, жертвовать временем и силами, чтобы так вот «поратися» с сапкой, если тебе это не нужно для пропитания, могут только люди чистой души. Те, кто желает хоть чуточку приблизить земной мир к небесному. Но самого владыку Павла стараюсь не беспокоить — знаю, сколько у него забот. И знаю, насколько это человек гостеприимный и радушный. Поэтому и любуюсь тем, что он сделал, втайне.

Владыка Павел

– Вот, владыка Назарий говорит, что я прямой…Да, не умею бегать между капельками дождя. Поэтому иногда кажусь резким. Хотя, в сущности, просто хочу, чтоб всё было по правде. И если мы что-то делаем, мы не должны бояться. Потому что нам, христианам, нечего бояться.

– А про владыку Назария вот ещё что скажу. Когда мы познакомились, и я узнал его поближе, я увидел в этом человеке, действительно, дар Божий – созидатель, проповедник, молитвенник. Постепенно завязались наши с ним дружеские отношения. Это выдающаяся личность, человек, который воссоздал величайшую святыню. Когда в сентябре был я на юбилейных торжествах Александро-Невской лавры, посмотрел на их строения, красоту, ансамбль! И порадовался ещё раз за наместника. И удивился, как он всюду успевает? Сколько у него работы, сколько экономических служб! Словом, для меня он как человек, настоятель, монах – образец для подражания. Если можно так сказать, то это друг и брат. А то, что он родом из Черкащины, так это ещё более соединяет. И ещё соединяет нас то, что он, как и я, больше всего на свете любит свою обитель. Так и говорит: «Я хочу себе только маленькую келью. Там мне более приятно, чем в царских покоях». Помню, на юбилее лавры, как он переживал! Сколько было народу на крестном ходе! Потом как он всех собрал, прекрасно накрыл стол, как он принял гостей. Там не было русских, украинцев, там были дети Божии, все братья.

Владыка Назарий

– Знаете, мы ведь оба – «игумены-мусорщики». Предшественники владыки Павла, конечно, много потрудились для возрождения лавры, но основной разбор завалов всё же выпал на его плечи. При нём (и во многом благодаря ему) началось возвращение всего комплекса помещений, пребывавших в ужасном состоянии. При нём – началась реставрация. Небывалый расцвет этой святыни мирового Православия — неоспоримая его заслуга.

– Увы, вся эта бурная деятельность сказывается на его здоровье. Да ещё известные горькие происшествия, которые с ним случились. Впрочем, и без них он настолько отдаётся служению, что не бережёт себя. А ещё ведь есть детские дома, колонии, больницы, которым он помогает! А сколько частным образом людей идут к домику наместника и получают помощь! Этого вообще никто не знает — только близкие люди.

Ян ТАКСЮР, "Одна Родина" 

Данный материал размещен на сайте "УНИАН-Религии" в сокращенном варианте. 

Читайте про найважливіші та найцікавіші події в УНІАН Telegram та Viber
Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter
loading...

Чи подобається Вам новий сайт?
Залиште свою думку