Арабские Эмираты глазами христианина

12:38, 12 квітня 2013
Православ`я
2169 0

Православие в Украине

Надо сказать, что с самого начала я довольно скептически относился к поездке в Объединенные Арабские Эмираты. Ну, что можно увидеть в стране из песка, где самое древнее строение — это мечеть XVвека? А, к примеру, в той же мусульманской Иордании можно осмотреть памятники архитектуры и культуры тысячелетней давности и подлинные библейские места.

Но современные ОАЭ стоит посетить ради того, чтобы увидеть страну, где продолжается непрекращающийся рост экономики, девелоперских и инфраструктурных проектов и главное – происходят поразительные глобальные и религиозные демографические процессы. Страну, где христиан становится все больше, и местным мусульманам все сложнее выдерживать баланс с приезжими.


Сначала немного истории

Есть мнение, якобы христианство на территории нынешних Объединенных Арабских Эмиратов — религия новая. Но это абсолютно неверно.

Христианство здесь было задолго до ислама. Одно из свидетельств этого — остатки древнего христианского монастыря Церкви Востока (V–VII век) на острове Сир-Бани-Яс в эмирате Абу-Даби (Sir Bani Yas Island — Nestorian/ Archeological site), о чем я расскажу немного позже.

На территории поселений в Абу-Даби и других эмиратах археологи находят христианские предметы и монеты, но об этом не принято рассказывать. Как и в Турции, эти предметы не попадают в официальные экспозиции музеев, а факты, свидетельствующие против ислама и в пользу христианства, замалчиваются.

Добавлю лишь, что после прихода сюда ислама особого развития территории не получили — до открытия британскими и американскими компаниями нефти здесь шли непрекращающиеся разборки между местными арабскими племенами за какое-нибудь стадо верблюдов (это не шутка, последняя война между Абу-Даби и Дубаем в начале XX века произошла из-за угнанных верблюдов). Города были невелики и убоги, люди жили рыболовством, торговлей и грабежом.

С началом добычи нефти все преобразилось. Местное население до сих пор живет на нефтедоллары и, надо сказать, процветает. Государство в ОАЭ оплачивает гражданам медицинское обслуживание высочайшего класса (на уровне Западной Европы), часть коммунальных услуг, образование. Каждый гражданин при рождении получает в надел участок земли. Тем молодым людям, которые не могут купить себе квартиру, государство покупает ее на условиях длительного (на 30–40 лет) беспроцентного кредита.

В ОАЭ на начало 2013 года проживало порядка 6 миллионов человек. Из них порядка 2-х миллионов – граждане страны, арабы-мусульмане. Из них лишь порядка полумиллиона человек – потомки тех людей, которые жили тут до начала нефтяного бума. Все они живут очень хорошо. Это руководящий класс, который занимает привилегированные должности и лучшие места в обществе. Собственно, они не столько работают, сколько председательствуют.

Еще 4 миллиона человек живут в стране – по виду на жительство. Это интеллектуальная элита, те, кто проектируют, разрабатывают, внедряют, управляют мегастройками Эмиратов. И работяги, которые пашут на этих стройках, работают в такси, гостиницах, шопинг-моллах, выполняют «черную» работу.

Из этих 4-х миллионов, по оценкам Министерства планирования, 400 тысяч человек – христиане (из них около 60 тысяч человек — православные христиане). Это инженеры, менеджеры, управляющие из США, Канады, Великобритании, обслуживающий персонал из России и Украины. И черные бедные христиане из католических Филиппин, индийского штата Гоа, Индонезии и Малайзии, которые как раз и строят Абу-Даби и Дубай. Поговорив с местными верующими, я услышал совсем другие оценки. Число христиан в стране, в действительности, намного выше.

Что привело христиан, а их – не менее миллиона, в ОАЭ?

Бурный рост этого государства. Рост, которого не найдешь больше нигде в мире. Начался он с того, что в начале 1990-х годов в эмирате Дубай осознали, что нефть у них закончится уже к 2017 году.

Шейх Мухаммед бен Рашид Аль Мактум собрал весь местный «актив» и заявил, что лично он может и после этого неплохо жить (его семье принадлежит множество активов в Европе и США, которые будут приносить доход еще столетиями, например, часть американского внебиржевого рынка NASDAQ), но что будет с остальными? На примере «арабской весны» мы видим, во что может вылиться в мусульманской стране ухудшение общего уровня жизни населения…

Местная элита поддержала стремление шейха Дубая развивать страну. Но встал вопрос, что она может предложить, кроме песка и моря? Ответ был прост: а больше ничего и не надо.

В стране, начиная с 1990-х годов, развернулась самая массовая стройка на планете. Сегодня в Дубае построено самое высокое здание, когда-либо возведенное человечеством — башня Бурдж-Халифа (828 метров). В эмирате десятки небоскребов высотой более 300 метров.

Для сравнения: самый большой небоскреб Киева «Гулливер» имеет высоту всего 141 метр. Самый большой шопинг-молл Киева (суперкомплекс с магазинами, ресторанами и развлекательными центрами) «Ocean Plaza» занимает площадь 165 тыс. кв. м. Крупнейший торговый комплекс Дубая (он же самый большой в мире) занимает 1,2 млн кв. м. В Dubai Mall входят аквариум, которому может позавидовать музей Жака-Ива Кусто в Монако, ледовый каток олимпийских размеров, водопады, рощи и улицы. Ну и, конечно, кварталы магазинов.

Основное занятие арабских женщин — это походы по торговым моллам с утра до вечера

За детьми в это время следят няни из более бедных стран, таких, как Индонезия, Малайзия или Филиппины.

Выходные после традиционного намаза арабы-мусульмане также проводят в торговых моллах, но уже всей семьей, где с утра до вечера едят, развлекаются и покупают, покупают, покупают... Иногда даже молиться приходят в торговый молл, где открыты специальные мечети для этих целей. Чтобы заняться шопингом сразу же после намаза, не тратя время на дорогу до магазина.

Нам, христианам, давно уже пора осознать, что именно ОАЭ и вообще богатые страны Персидского залива, а не Западная Европа и США, и есть настоящее общество потребления в чистом виде!

Справедливости ради отмечу, что некоторые происходящие в Евросоюзе процессы также не могут сильно радовать. Например, в этом году на Рождество в Брюсселе отказались ставить ёлку на центральной площади города. Власти ЕС заявили, что Брюссель как столица этого объединения должен быть по-настоящему мультикультурным городом, а ёлка — чисто христианский символ.

Не знаю, о каких культурах шла речь, но точно не о мусульманах. Потому как в ОАЭ ёлки были в каждом торговом центре, на улицах и в отелях. И когда я спросил местных арабов-мусульман, не оскорбляет ли их наличие этого христианского символа, они мне ответили: нет, конечно, ведь его (христианский символ ёлку) ставят в честь празднования дня рождения пророка Исы, который является и нашим пророком.

То есть, к празднованию Рождества христианами мусульмане относятся терпимо, чего нельзя сказать о Пасхе, которую они считают исключительно христианским праздником. Интересно, так какой же культуре все-таки встала поперек горла рождественская ёлка?

Вернемся к Эмиратам…

Шейх Дубая решил сделать из него финансовый и инфраструктурный центр наподобие Лондона и Сингапура. В городе открываются новые биржи, банки, строится громадный порт, аэропорт на 120 млн. человек в год (сейчас самый большой аэропорт в мире способен принимать 100 млн. пассажиров в год). На рынке недвижимости – настоящий бум. Строятся искусственные намывные острова в виде пальм или карты материков.

Туризм — еще одно направление заработка ОАЭ, кроме транзита, банковских и биржевых операций. В этом смысле Эмираты — удобная страна: 4-5 часов лету из Европы, и ты уже можешь загорать и купаться в море. Для сравнения: путь в Мексику занимает 12 часов.

Небольшой, но наглядный пример. Я поднимаюсь на башню Бурдж-Халифа (местные христиане уже успели окрестить ее Вавилонской башней), где на 124-м этаже расположены телескопы, позволяющие рассматривать окрестности. У телескопа есть любопытная функция: нажимаешь кнопку — и тебе показывают фотографию места, на которое ты его навел, каким оно было 10 лет назад.

Навожу на квартал вокруг Алмазной башни — 360-метрового футуристического небоскреба, окруженного такими же высотными зданиями. Внутри квартала – искусственный залив, где открыт яхт-клуб. Все выглядит обжитым — настоящий современный квартал, с высотками, каналами, парками, яхтами. Биржа по продаже алмазов, работающая в Алмазной башне, уже вошла в пятерку крупнейших алмазных бирж мира.

Нажимаю на кнопку, чтобы посмотреть, что там было 10 лет назад. На фотографии – песок. Один песок и больше ничего. Ни небоскребов, ни каналов, ни парков, ни яхт-клубов, ни алмазной биржи…

Газеты ОАЭ четверть места уделяют объявлениям о работе. Постоянно требуются управляющие проектами, инженеры, финансовые менеджеры, маркетологи… Зарплаты выше европейских. Если знаешь английский язык, ставший тут языком общения, и имеешь должное образование, то трудоустройство — дело одного часа. Вот, что такое Дубай сегодня.

Теперь я понимаю, почему об Объединенных Арабских Эмиратах мне в самых восторженных тонах рассказывал, еще будучи вице-премьером в правительстве премьер-министра Виктора Януковича, нынешний секретарь СНБО Андрей Клюев.

Я также понимаю, почему сюда едут работать христиане. Причем в таком количестве, что правительство ОАЭ уже бьет тревогу: бедные «черные» католики из Юго-Восточной Азии приезжают в Эмираты, рожают тут тысячи детей и постепенно занимают все больше места, вытесняя богатых «белых» арабов-мусульман. Как в Европе, только все наоборот.

Кто-то из местных христиан пошутил: не удивлюсь, если через 40 лет юг Франции станет мусульманским, а ОАЭ – христианскими

Если это и шутка, то лишь отчасти. Глобальные процессы, протекающие в мире, лучше всего заметны в этой стране.

Абу-Даби, кстати, не отстает от Дубая и в чем-то даже превосходит его (в запасах нефти — уж точно). Здесь величайшие архитекторы мира — Норман Фостер, Заха Хадид, Роберт Маршал, Роберт Мэтью и Стиррат Джонсон-Маршал — возводят целые комплексы небоскребов. В Абу-Даби строятся отделения Лувра, Музея Гуггенхайма, куда последние передадут до четверти предметов, хранящихся у них в запасниках, для постоянной экспозиции.

Лауреат Притцкеровской премии Заха Хадид спроектировала для эмирата концертный зал, где будут выступать труппы Венского оперного театра, Ла Скала, Ли Финиче, Мариинского театра. В этом эмирате находится самый дорогой отель мира — Emirates Palace, который обошелся в $3 млрд. Судя по объявлению в отеле на русском языке о рождественском ужине 6 января, в нем останавливаются наши соотечественники.

Церковь в Шардже

Именно христиане, прежде всего из Канады, США и Великобритании, спроектировали и отстроили мусульманским шейхам все их суперсовременные и супердорогие города в пустыне. В результате возникли даже некоторые казусы. Так, в Объединенных Арабских Эмиратах позади одного из самых высоких и дорогих отелей мира Бурдж аль-Араб местные арабы разглядели самый большой в мирекрест.

С 2001 года на номерах машин в Дубае использовался символ Бурдж аль-Араб, а в 2004-м их сняли с производства без каких-либо объяснений. Это сделали, когда автомобили с этими номерами перестали пускать в соседнюю Саудовскую Аравию. Там всерьез поверили, что «неверные» христиане подсунули свинью шейху Дубая, сделав такой дизайн отеля.

Ситуация усугублялась еще и тем, что спроектировали, построили и выполнили внутреннюю отделку Бурдж аль-Араб, действительно, практикующие христиане, а не просто светские люди. Например, в фильме Discovery Chanel «Суперсооружения. Дворец мечты в Дубае» дизайнер интерьера сокрушается, что из-за напряженной работы в год сдачи отеля пришлось отказаться от празднования Рождества и Пасхи.

Еще немного истории о Церкви Востока

Христиане жили на территории Объединенных Арабских Эмиратов намного раньше мусульман.Эти христиане были представителями Церкви Востока, сегодня – Ассирийской церкви Востока. Еще их принято называть несторианами. Церкви Востока пришлось пережить множество гонений, в том числе и сильнейших за весь период своего существования.

Появление христианских общин на территории Парфянской (позднее Персидской) империи связывают с деятельностью апостолов Петра и Фомы, а также апостолов от 70-ти Аддая и Мари. Апостол Петр считается первым главой общины местных христиан, верующих во Христа (1Пет. 5:13).

Церковь Востока перенесла гонения на христианство в империи Сасанидов. Многие христиане той эпохи ныне почитаются как мученики. Благодаря деятельности миссионеров Церкви Востока христианство впервые проникло в Индию, Китай и Монголию. Общины данной церкви в Индии известны с IV века. В V—VI веках появляются епархии на территории современных Йемена и Катара. В 334 году впервые упоминается епископская кафедра в Мерве (совр. Мары). В VIII веке появляются митрополия в Самарканде и епархии в Бухаре и Ташкенте. В Узбекистане недавно был раскопан монастырь Церкви Востока.

В 635 году миссия Церкви Востока прибыла в Китай. Установленная в 781 году близ столицы Империи Тан Чанъани (ныне Сиань) так называемая Несторианская стела стала после ее открытия в 1625 году сенсацией в Европе.

В конце Первой мировой войны правитель Турции Энвер-паша устроил геноцид прихожан Церкви Востока — ассирийцев (погибло 950 тыс. человек). Последователи Церкви были вынуждены бежать в разные страны мира. Большая часть ассирийцев переселилась в Ирак, находившийся под английским мандатом. Однако в 1933 году, после окончания английского правления, конфликт между ассирийцами и иракскими войсками закончился новой резней и дальнейшим рассеиванием общины. Иракские власти, лишив ассирийского патриарха Map Шимуна XXIII гражданства, выслали его из страны. Резиденцией патриарха стал город Сан-Франциско (США).

Число верующих Церкви Востока сегодня по различным данным составляет от 200 до 400 тыс. человек. Последователи Ассирийской церкви Востока живут в Ираке, Сирии, Иране, США, Армении, Швеции и других странах. Российские верующие находятся в подчинении епископа Северного Ирака и СНГ. В 1998 году в Москве ими был построен храм.

Одна из ветвей Церкви Востока — христианская церковь Индии или Маланкарская Православная Церковь (по-другому — Сирийская Православная Церковь Индии) — одна из древневосточных церквей. Она была основана Фомой Канским, торговцем и миссионером из Месопотамии, который принес христианство в Индию примерно в 345 году.

Он привез с собой 400 христиан из Багдада, Ниневии и Иерусалима в Кодунгаллур. Фома Канский и его спутник, епископ Иосиф из Эдессы, попросили убежища у царя Чераман Перумала, спасаясь от преследований со стороны персидского царя Шапура II, проводившего антихристианскую политику. Колония сирийских христиан, основанная в Кодунгаллуре, стала первой известной по письменным источникам христианской общиной в Южной Индии.

В V веке организационно она принадлежала к Церкви Востока, к патриархату Селевкии-Ктесифона, влияние которого в Аравии и Северной Индии было доминирующим. Но несмотря на формальную принадлежность к Церкви Востока, «христиане Фомы» не стали несторианами по вероучению.

Малабарское побережье было открыто португальцами (1489, Васко да Гама), после чего началась латинизация индийской Церкви (Собор в Диампере, 1599). Та часть малабарских христиан, которая не присоединилась к католикам, отошла к Сиро-Яковитской Церкви, которая доминировала на севере (это еще одна древневосточная церковь). Эта объединенная церковь называется теперь Маланкарская Православная Церковь. Ее возглавляет Патриарх-Католикос Востока Василий Мар Фома Матфей II (его резиденция находится в Коттаяме).

Удивительно, но храмы Маланкарской Православной Церкви действуют сегодня в Абу-Даби и Дубае. Так что прихожане одной из ветвей Церкви Востока до сих пор молятся и служат на этой земле. В каком-то смысле это христианская традиция...

Любопытно также, что целое арабское царство Лахмидов на севере Персидского залива в свое время приняло христианство, но было уничтожено Персидской империей (персы исповедовали зороастризм). Это стало одной из причин падения персов от нашествия арабов-мусульман: исчез буфер между исламом и их царством.

Теперь о самом несторианском монастыре на острове Сир-Бани-Яс

Это самый южный монастырь в Персидском заливе — крайний форпост христианства. Другие монастыри находились севернее, в частности, в Эль-Джубайле в Саудовской Аравии и в Бахрейне. Все эти монастыри построили в V веке вдоль торгового пути из Сирии в Индию, который проходил, в том числе, через Персидский залив. Тогда перед каждым отплытием и каждым переходом у купцов было принято совершать молебны в христианских храмах.

Конкретно этот монастырь был довольно богатым — археологи нашли немало дорогих предметов и утвари. Очевидно, проплывавшие тут сирийские купцы-христиане не скупились поддерживать его.

Раскопки проводила археологическая миссия Англиканской церкви. Найденные предметы сейчас находятся в Британском музее (тот редкий случай, когда могу сказать по этому поводу — «слава Богу»). Англичане из отеля Desert Island Resort & Spa водят экскурсии в монастырь. Насколько я знаю, другого способа попасть в него не существует. Министерство туризма Абу-Даби негативно относится к визитам на территорию древнего христианского места и разрешений не выдает. Так что посетить его можно только организованной группой через отель.

Изучив результаты исследований Англиканской церкви, я узнал, что монастырь был основан в 490-е годы, покинут к концу VII века, после прихода в регион ислама. Тем не менее, гиды-британцы из отеля настоятельно подчеркивают, что монастырь был построен после прихода мусульман и покинут не в спешке (посуда оставалась на столах, не была разбита, никто из монахов не торопился). Последнее, по их мнению, говорит об отсутствии конфликта между мусульманами и христианами. Впрочем, исследование Англиканской церкви свидетельствует об обратном.

На вопрос, почему большинство ученых все-таки настаивают на датировании монастыря 490 годом, то есть до ислама, гид-британец, глядя мне в глаза, ответил: «Послушайте, мы не хотим неприятностей. В правительстве Абу-Даби и даже в семье шейха были очень большие споры: стоит ли все это вообще раскапывать и показывать. Вы меня поняли?». Я лично все понял.

Как живут христиане в Эмиратах?

…Раннее декабрьское утро. Я приехал с утра в христианский квартал Абу-Даби. Помолился в храме святого Николая Мирликийского Антиохийской Православной Церкви. Запах ладана, красивые иконы в византийском стиле, свечи и какое-то неземное спокойствие и умиротворение. Такое впечатление, что ты уже на небе, хотя ты еще на земле.

После молитвы я с живым журналистским интересом решил побольше узнать о жизни соседей. Надо сказать, что христиане в мусульманских странах живут очень дружно и компактно. Например, в Абу-Даби в одном квартале находится православный храм, место под который выделила влиятельная в ОАЭ Англиканская церковь.

Рядом собираются сами англикане, христиане-копты, а также находятся удивительный храм христиан-миафизитов из Индии и католическая церковь св. Иосифа. Здесь же — межконфессиональный благотворительный центр, куда богатые христиане свозят вещи, продукты питания, которые могут получить бедные люди, верящие во Христа.

Как мрачно пошутил на этот счет один из местных: власти эмиратов размещают всех вас рядом, чтобы было проще бить, когда будет команда. В этой шутке есть доля правды. По крайней мере, окна в православном храме святого апостола Филиппа Русской Православной Церкви в консервативном эмирате Шарджа уже успели побить…

У католиков аншлаг. В церкви с утра 500 человек, и это еще самое ранее служение. За ним следуют еще восемь служений, в которых обычно участвуют по 800–1000 человек. То есть, службу посещают до 8 тыс. человек в день. Почти все прихожане — черные, много беременных женщин из Индии и Филиппин. Священник тоже чернокожий, и я ловлю себя на мысли, что еще два-три поколения — и Папа Римский точно будет черным. Яркая проповедь священника на английском и причастие, к которому подходят все сидящие в зале.

Напротив католического храма — свежее выстроенное здание евангельских христиан-протестантов. Построено на деньги общины, причем посреди помещения стоит табло, на котором отсчитывается, сколько уже кредитных средств, выделенных на строительство здания, удалось восполнить за счет пожертвований. Еще одно табло с перечнем служений, похожее на те, что висят в аэропорту — каждый день с утра до вечера собираются те или иные общины (баптисты, евангельские христиане, пятидесятники). Служения проходят в режиме non-stop.

У протестантов, как обычно, внутри большой магазин библейской и христианской литературы. Я зашел купить Библию на фарси, которую попросил меня привезти наш киевский священник протоиерей Андрей Ткачев. Продав ее, улыбчивый парень из Южной Кореи попросил записать мои паспортные данные.

Оказывается, Библию нельзя продавать мусульманам — за это полагается тюремное наказание. Он предупредил меня, что если я отдам ее кому-то из мусульман, то за сам факт такого подарка могу угодить в тюрьму. При этом, подмигнув, добавил: ну, если этот мусульманин друг и интересуется изучением Библии, то об этом ведь может никто и не узнать… Протестанты — они всегда и везде одинаковы.

В здании другой протестантской общины, уже в Дубае, расположено Библейское общество залива, где я нашел потрясающую коллекцию книг и таблиц по библеистике и главное – «Orthodox Study Bible», толковую православную Библию с комментариями святых отцов, за которой давно охотился.

В Дубае, кстати, квартал христианских церквей находится на отшибе, в Джебель Али. Если выйти из здания православного храма, перед тобой будет простираться пустыня. Но, выселенные на окраину города, христиане занимают отнюдь не крайнее место в процессе становления и развития ОАЭ. И кто знает, каковы планы Бога относительно будущего христианства в этой стране.

Как здесь не потерять своих

История о том, как удалось построить в самом консервативном эмирате ОАЭ Шарджа храм святого апостола Филиппа Русской Православной Церкви, заслуживает отдельного рассказа.

Началось все с визита Святейшего Патриарха Кирилла, который побывал в Объединенных Арабских Эмиратах вместе с российским Президентом. Я не сторонник дружбы власти и духовенства, но вынужден признать, что в данном конкретном случае власть послужила нам, христианам.

Во время разговора с Патриархом шейх Шарджи Султан III бин Мухаммад аль-Касими отметил свое якобы терпимое отношение к христианам и рассказал о наличии в эмирате коптской, армянской, католической и протестантских церквей.

Патриарх в ответ заметил, что хорошо бы подтвердить свое доброе отношение и открытием храма Русской Православной Церкви. Шейху ничего не оставалось, как согласиться. Неизвестно, осознавал ли он, с каким упорным человеком имеет дело, но Патриарх обещания шейха не забыл. И очень последовательно стал добиваться выделения земли под строительство храма.

Патриарх не останавливался на достигнутом и был очень настойчив. В результате сначала был выделен один небольшой участок земли, потом он был значительно увеличен, затем отдан в вечное пользование, а потом шейх принял участие в закладке православного храма и подписал его проект с куполами, украшенными крестами…

Церковь святого апостола филиппа в Шардже

Многое из того, что произошло в консервативном мусульманском эмирате со строительством православного храма Русской Православной Церкви, ничем иным, как вмешательством Божьим, объяснить нельзя. Взять хотя бы тот факт, что неожиданно в разгар финансового кризиса нашлись жертвователи, сумевшие оплатить значительную часть стоимости постройки (всего на возведение храма ушло $8 млн.).

Деньги немалые, но надо помнить, что в Объединенных Арабских Эмиратах живет 40 тыс. русских, и проповедь, катехизация, работа с этими людьми помогает сделать их настоящими, воцерковленными, практикующими христианами. Это особенно важно здесь, где ислам проводит агрессивную наступательную миссионерскую работу с приезжающими в страну христианами.

Так, в ОАЭ, а именно в эмирате Дубай, все государственные музеи бесплатны. В одном из таких музеев в районе Дейра — в Heritage House (аналог нашего этнографического музея) – я нашел раскладки с бесплатными книгами об исламе, в том числе и бесплатным Кораном. Напечатано все это в Саудовской Аравии, которая благодаря доходам от добычи нефти ведет активную исламскую миссионерскую деятельность (профицит бюджета этой страны в 2013 году составил $90 млрд.).

В Дубае

Книги эти издаются на всех языках мира — от английского до китайского, филиппинского и индийского. Очень много – на русском. Я полагаю, что при таком финансировании и настойчивом миссионерстве ислам, возможно, действительно оказывал бы влияние на миллион христиан, проживающих (по виду на жительство) и работающих в ОАЭ, если бы не особенности самой этой религии и, главное, не активная деятельность христианских миссионеров среди номинальных христиан, работающих и живущих здесь.

Итак, я захожу в «островок» спасения и христианской жизни на Аравийском полуострове — храм святого апостола Филиппа вечером 6 января. Посреди храма стоит украшенная игрушками и огнями ёлочка. Еще одна, высокая и очень красивая — в просторном зале приемов на втором этаже, куда приезжают праздновать русскоязычные дети, живущие в ОАЭ. На улице – плюс тридцать, песок, но настроение, как только входишь в храм, — самое рождественское.

Внутри яблоку негде упасть. На службе много людей из Украины, в церковной лавке вижу книгу «Человеческое измерение» нашего киевского священника протоиерея Андрея Ткачева.

Все нарядные, много прихожан, одетых в белое. Хор на втором этаже: хористки в белых платочках, хористы в светлых рубашках, всюду радостно и торжественно. И на душе – тоже. Отмечаю, что Евангелие читается на русском языке, что, как по мне, большой плюс. Причастие проходит на вине. Православные христиане даже здесь, в мусульманском эмирате, где запрещен алкоголь, верны своим традициям. Причащаться подходит почти весь храм.

Настоятель храма архимандрит Александр (Заркешев) читает проповедь. Он называет эту ночь светозарной и рассказывает, что Новый Завет основан не на угрозе наказания, а на любви. Но люди во главу угла положили не Бога, а самих себя, свои гедонистические потребности. «В ответ Бог Сам пришел в этот мир, чтобы восстановить разрушенный завет с Ним. В этом и есть Его любовь»,— заключает отец Александр.

С утра с еще несколькими православными христианами приезжаем в храм на рождественский молебен. Я еще раз обращаю внимание на то, как много в нем и света, и солнца. Внутренняя отделка белого цвета, такого родного для этих мест. Под куполом находится огромное паникадило, которое выполнено так, чтобы не закрывать по центру большой фрески с Христом.

Окна под куполом наполняют храм светом, создается впечатление воздушности, легкости. Из этих окошек почти с любой точки храма видны кресты, украшающие купола. Это единственный христианский храм в регионе Персидского залива, на котором установлены кресты… История их появления, кстати, действительно чудесная. Если вам доведется побывать в храме и пообщаться с отцом Александром — обязательно расспросите.

После молебна архимандрит берется провести небольшую экскурсию. «У нас здесь не только храм, но и духовная миссия, где преподают Закон Божий, открыты катехизаторские курсы, учат русский язык и литературу»,— рассказывает он. Отец Александр показывает коллекцию голографических картин — трехмерных изображений известных византийских и древнерусских христианских предметов (например, креста Николы Святоши из музея Исторических драгоценностей в Киево-Печерской Лавре).

Улыбаясь, вспоминает, как один гость просил «открыть» картину, чтобы заглянуть внутрь: голографические копии очень походят на оригиналы. Здесь же большая коллекция живописных полотен, где представлена вся Евангельская и церковная история. «Говоря об искусстве, рассказывая о нем, я могу проповедовать Слово Божье, могу наставлять людей в вере. Это хороший повод начать разговор, чтобы перейти к миссии»,— заключает он.

В христианском русском культурном центре несколько просторных классов для занятий, большой зал для детских праздников, коллекция живописи и, конечно, кухня, где всегда рады прихожанам храма и вообще всякому христианину.

Нас приглашают на рождественский обед. На столе кутья, крученики, шуба, холодец, оливье, винегрет, сало, русская горчица… После двух недель, проведенных в Эмиратах на хумусе, финиках, лепешках, рыбе и морепродуктах, такое впечатление, что вернулся в Киев. Первая мысль: «Это фантасмагория какая-то». Но ведь удивительно: хочется сесть за стол, поздравить всех с Рождеством, веселиться и праздновать Рождение Того, Кто изменил мир, дав ему Надежду. И принеся в этот мир Любовь.

Поразительно, но дома иногда лишний раз не зайдешь в храм, проходя мимо, но как только попадаешь за границу, начинаешь жутко скучать по службе, по запаху ладана и распевам хора. Наверное, поэтому я не пропускаю рождественских служб в отпуске, побывав на них в русских православных храмах в Вене, Женеве и Дармштадте. Однако нигде эта служба не была такой особенной, как в этом светлом храме в Эмиратах.

За столом отец Александр, улыбаясь, рассказывает о том, как на Пасху пришлось служить в российском посольстве в Афганистане в бронежилете, после того, как посольство было обстреляно. О том, что в Иране многие пытаются добиться справки о крещении, чтобы уехать в страны Евросоюза. И многое другое о нелегкой жизни христиан в мусульманских странах и о его служение им, чего я пересказать не могу, чтобы не навредить делу.

Я спрашиваю отца Александра:

— Поч

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter