И зачем эти священники?

14:07, 05 квітня 2013
Православ`я
576 0

"Православная жизнь"

 
Всякий малыш, если какой-нибудь «умный» взрослый не внушил ему иную мысль, уверен: мир – волшебен, у него есть Творец, и не представляет, как жить иначе, чем просто радуясь всему, любя всех и забывая плохое, едва оно закончилось. И хорошо тому, кто остался ребенком – ведь сам Господь говорит, что таковых есть Царствие Небесное. Их не терзают неразрешимые «зачем» и «почему». Вернее, ответына такие вопросы они находят у Бога, не ставят Его слова под сомнение и с удовольствием перешагивают церковную ограду, чтобы стать частью Тела Христа. 
А если вы не из числа «детей»? Если ваш «здравый ум и критическое мышление» не позволяют дойти до храма? Мы уверены – ваши «камни преткновения» надуманы. Не будем сейчас рассуждать, кто разбросал их на вашем пути к Богу – это и так очевидно. Просто постараемся ответить на типичные вопросы сомневающихся логиков. В рамках нашего нового проекта -  «Вопросы у ограды» - сделает это игумен Валериан (Головченко), священник храма свв. Новомучеников и Исповедников на Лукьяновском кладбище (г. Киев), постоянный ведущий «молодежки» в Свято-Троицком Ионинском монастыре. 
Начнем с «посредников, которые не нужны для общения с Всевышним» и «толстыхморднамерседесах» – словом, сосвященников и их роли в жизнихристианина. Итак.
 
Зачем мне посредник, если я напрямуюмогумолитьсяБогу? Так звучитодна из самыхраспространенныхпретензийчеловеканевоцерковленного…
 
Не толькоможет, но и должен так молиться. А то, что священникавоспринимают как посредника, то это оченьсимптоматичнохарактеризуетсовременныйуровеньцерковностиобывателя. Дело в том, что людипривыклилюбого не такого как онвоспринимать как менеджера. Нопочемупосредник? Почемучеловек не подумает о том, что священник это проводник в темномжитейскомлесу?
Носледомвозникаетновыйвопрос: кто и что для нынешнихлюдейявляетсяавторитетом, чему и кому они готовыдовериться? Если человеккрещенвоИисуса Христа, тозначитон не может не доверять Его словам. А Господь создаваяСвоюЦерковьпочти 2000 лет назад, установилТаинства.
Но для представителясовременнойгуманистическойэпохирелигияпредставляетсяритуально-магическиминструментом для избавленияотземных бед: болезней, неудач и др. скорбей. Или жеинструментомполученияземныхжеблаг.
Часто к Богуобращаются, как к некомуисполнителюжеланий, а в церковьприходят как в департаментдуховныхуслуг, заплатитьденег, «чтобы все было хорошо». Забываютлюди о том, что Бог насамомделепросит у нас одного: «Дай мне твоесердце». И соединиться с Ним можночерезТаинствоПричастия
Так вот священник нужен для того, чтобы преподавать нам это Таинство, а также – другие. Словом, священник это тот проводник, который вводит нас, говоря современным (фантастическим) языком в «портал». Божественная Литургия, совершаемая священником в храме – это портал во вневременную Тайную Вечерю, совершенную в сионской горнице Христом. Тот, кому не нужно Причастие Тела и Крови Христовых, кому не нужен Христос, зовущий «Приимите, ядите…» (Мф. 26:26-28), тому, действительно, священник не нужен совсем. Но такой человек напоминает маленького ребенка, который говорит: «А зачем мне в машине водитель? Мне и так хорошо в ней ехать». Но стоит его посадить за руль – либо с места не сдвинется, либо убьется.
 
Отец Валериан, выговорите о «проводнике в лесу». Нолюдямнепонятна мысль о том, что священник болееумудрен, чем они.
 
А я и не говорю, что священнослужитель умнее, лучше. Хотя должно быть именно так. Кстати, психотерапия, которой сейчас увлекается мир, это суррогатный вид помощи. Но разница между священником и психотерапевтом очень большая. Бывают хорошие психологи и плохие священники. Нотолько последний может помочь по-настоящему. Поясню на примере математических понятий. Может быть большой квадрат и махонький кубик. Но второй от первого отличается не только размером, но и наличием еще одного измерения! И эту разницу ничем не заменить. Дело в  том, что мир гораздо больше, чем мы можем его себе представить. Большинство людей, увы, желает видеть лишь малую его часть, и довольствуется этим.
Так вот, священник может быть и малоопытный, и неграмотный, и бестолковый, и неблагочестивый, но ему еще от Христа через апостольское возложение рук передан Дух Святой. Когда рукополагают священника, ему дают частицу Христову и говорят: «Прими, отец, этот залог, о котором ты дашь ответ, как ты его соблюдешь». И уже второй вопрос, как он его понесет по жизни: будет ли он его возносить ввысь (по-славянски «горé») или втаптывать в грязь. Но главное – священник этот Дух получил и стал не умудренным врачевателем душ – нет, он стал инструментом в руках Врача, если хотите – скальпелем. Хорошо, если не ржавым и не тупым. Но даже если таким, то, слава Богу, люди имеют право и возможность выбирать себе «инструмент» – пастыря. 
Священник не хозяин стада, как тоже некоторые люди думают – он пастушок, нанятый Хозяином. И, как пастух, ондолжен об этом стаде, которое ему вверили, заботиться. Не только думать, как шерсти настричь (такое, к сожалению, бывает), но и лечить своих овечек, и защищать от волков,  бессонными ночами думать, где и как их лучше накормить, и грязь за ними выгребать тоже должен! Вот это обязанности настоящего пастыря, и таковых много. Ищите и не забывайте о ролисвященника в Таинствах. Есть еще одно важное и невозможное без него – исповедь. Так об этом говорит Евангелие: «Кому простите грехи, тому простятся. На ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:23)
 
А как быть с «толстымимордаминамерседесах»?
 
Как я уже сказал, да, бываютразные священники. Новопрос «Как я могуходить в церковь, если я не доверяюбатюшкенасамомделе не проблема, а отговорка. Кто хочетсделатьищетвозможности, кто не хочетищетпричину. И вот чтобы ничего не делать, чтобы не карабкаться к Богу, человек так и поступает: не пойду, там попы плохие.
А еще я бы не советовалвыноситьскоропалительныевыводы: священник может быть не так плох, как мы решили – ведь мы многого о нем не знаем. Что соблазняет в нынешнемдуховенстве? Не секрет, что не толькоЦерковьвоздействуетна мир, но и мир воздействуетнаЦерковь. А дьяволникогда не перестанетбороться с Церковью. Да, иногда некоторые священнослужители, увы, не являютсяобразцом для своейпаствы. Но, скажузамечательнымисловамииеромонахаРомана:
 
Архиереинаши – под сомненьем?
Что ж, обличительпомолись о них.
И я, увы, порой не в восхищении,
НоЦерковь наша знает и иных.
 
Есть еще очень мудрые слова: «Не судите о горах по подножию, судите по вершинам». Я, будучи в Церкви уже четверть века, видел, наверно, гораздо больше «подонков в рясах», чем кто-либо, находящийся вне Церкви. Но не они определяли мое понимание Церкви. Я благодарен Богу за то, что видел и настоящих святых, великих подвижников Духа – подлинно духоносных людей. Не пафосных с закатанными глазами, а смиренных в своей простоте людей, сердце которых наполнено любовью к каждому, обратившемуся к ним. Эти люди есть, их достаточно много. Нужно только научиться видеть таких и держаться их. 
 
А небеспочвенные, увы, претензии про «голубых»?
 
Поверьте, таковых среди священников не больше, чем среди работников пожарной охраны. Но это не значит, что нужно упразднить пожарную охрану.
 
Но все-таки, как быть с авто священнослужителей?
 
Почемулюдейсоблазняет машина, кем-то подаренная священнику, на которой он целый день ездит по нескольким селам, по всему городу, выполняет колоссальное количество работы?
Да, некоторым священникам стоило быть менее пафосными и более скромными. Но, доподлинно не зная деталей, подробностей и обстоятельств жизни, особенностей характера, пр., не стал бы и осуждать их за то, что они «грешат иначе, чем грешу я». А всегда ли авто – китч? Есть у меня друг священник, который ездит на джипе. Но, как правило, это авто доверху завалено книгами, миссионерской литературой и кучей вещей, которыеон везет из своего богатого монастыря на отдаленные приходы в дальние епархии в качестве пожертвований. Также машина используется как грузовик для перевозки вещей в детские дома или дома престарелых. Это, кстати, не первая машина у этого батюшки. А первую он купил на офицерскую зарплату, будучи военным капелланом в Ираке, где обстрелы были чаще, чем у нас дожди. Так что не все так «даром» и ради «жира», как представляетсяна первый взгляд.
Хочешь заработать – вперед под пули. Вот вам один пример. Второй – тот же любимый мной Ионинский монастырь. Многие, придя туда, поражаются стильной красоте его. Не аляповатой роскоши, а именно истинной эстетике, гармонии во всём. Но я помню, как начиналось возрождение монастыря, как монахи жили в холоде и голоде. А вообще «морды намерседесах» – это стереотип, удобный для СМИ штамп. Съездите куда-нибудь в село, посмотрите, в каких условиях живет тамошний священнослужитель. Как он концы с концами сводит. Мир вообще не представляет жизнисвященника, которая происходит за пределами храма.
Дело в том, что каждый приход находится на полном хозрасчете. Никто сверху зарплату им не платит. Но я, например, считаю себя достаточно обеспеченным человеком. Ведь богат не тот, у которого все есть, но тот, кому достаточно. Мне объективно не нужна машина – и у меня ее нет. Мне хватает моей однокомнатной квартиры – и я не стремлюсь иметь большую. А если что понадобится – Бог пошлет. Я не забочусь о том, сколько денег лежит в кошельке. Если будут нужны – они появятся. Как-то у родителей моих сломалась стиральная машина. Я посетовал в разговоре с друзьями. А они говорят: «Не проблема, батюшка», сбросились и купили новую. Но не стоит думать, что это только по отношению к родственникам священника. В нормальных приходах такое отношение ко всем членам общины. Церковьодна семья. Вообще, настоятельно рекомендую прочитать книгу протоиерея Александра Торика «Флавиан» – многие вопросы отпадут.
 
 
И все же Вам скажут: «У Иисуса не было даже своего осла, не то, что имеют сейчас священники»…
 
«Не былоничего своего» – это не аргумент. У Господа ничего не было потому, что насамомделе у Него было всё, и это всё – было Его. Он говорил, что Ему нужен осел и он у Него был – Ему его приводили. И еще раз обращаю внимание: я не собираюсь оправдывать священников, увлекшихся роскошью. Но если какая-то недешевая вещь, которую имеет священник, это необходимость, то в чем преступление священнослужителя? Например, та же машина, если у него восьмеро детей. Тут вопрос: не нарушу ли я своих нравственных принципов, если буду что-то иметь? И если нет, топочему священнику надо быть обязательно бедным? Но по большому счету среднестатистический священник живет именно так: когда густо, когда пусто. Я знаю, например, что такое нет хлеба и купить не на что.
В конце концов, по уровню исполняемых обязанностей священникаможно приравнять к представителю среднего класса, а таковые ездят всё-таки на иномарках (не обязательно 700-х мерсах), но не на «жигулях» как остарбайтеры.
 
Достаточно часто приходится слышать: «Позолоченные храмы, дорогие одежды священников, когда вокруг столько голодных и больных детей, это кощунство. Вот сначала устраните эти беды, а потом уже»…
 
Люди! Это уже было! Что ж вы с такой короткой памятью? Полиграф Полиграфович Шариков уже предлагал «взять всё и поделить». Есть такой старый анекдот:
Графиня спрашивает:
– Что это за шум?
– Революционеры, барыня.
– А что хотят?
– Хотят, чтобы богатых не было.
– Странно, мой отец-декабрист хотел, чтобы бедных не было.
 
Так вот, если не будет храмов, в которых молитва совершается, то вообще ничего не будет, тогда все дети будут голодные.
И потом, почему благолепие храма исключает оказание помощи нуждающимся? Вот вам пример – епископ Лонгин (в миру Михаил Васильевич Жар). У него и храм золотой, и скольким детям он помог (усыновил более 250 детей, – примечание редакции). Я знаю, что и другие храмы поступают также. Тот же Ионинский монастырь, при котором действует мощное волонтерское движение, где помогают детским домам, старикам, инвалидам.
А насчет болезней, то, безусловно, помощью на лечение священнослужители занимаются тоже. Но не стоит забывать, что лечение – не всегда спасение для человека. Может, это цинично прозвучит, но некоторые детки приходят в этот мир очень и очень ненадолго, чтобы окружающие их люди поняли, что у Бога все живы, и что наша земная жизнь не суть важно сколько продлится. Проживешь ли ты 15 дней или 100 лет? Важно не сколько – важно как,  важен конечный результат. Вот сделать всем операции и все должны обязательно выжить. Вспомните сестер Кривошляповых, сиамских близнецов – страшный эксперимент длиною в жизнь. Я, как пастырь, знаю разные примеры. Я свидетельствую, что знаю случаи, когда лучше бы обошлось без лечения. Например, я знал парня, который лежа на смертном одре после 20 лет операций и болезней в отчаянии сказал: «Будь проклят тот, кто дал деньги на мою первую операцию, лучше бы я ушел тогда!».
Есть такой коротенький рассказ – «Спасли». Удар, скрежет, железо, боль. И вдруг боль отступает и человек идет к свету. Чувствует тепло, любовь, благодать. И вдруг – толчок, удар и он приходит в себя. Он лежит под капельницей, весь опутанный трубками, перебинтован и без ног. И ему говорят: «Как хорошо, мы вас спасли!». 
Понимаете, мы пытаемся построить счастье по своим человеческим меркам. Каждому больному – сохранить жизнь. Во чтобы то ни стало – не важно, на что мы его обречем. Каждого голодного мы обязательно накормим (а ему нечего есть только потому, что он – тунеядец по жизни), любому нищему дадим денег, и не важно, на что он их употребит (на алкоголь, например). Это неважно для нас, но это важно для Бога.
Поэтому скажу так: уже пробовали сдирать золото с храмов и переплавлять церковную утварь на золотые слитки и закупать пшеницу в США. И что? Не врите себе, неужели непонятно, что стоит деньги изъять из храмов, как голодных станет больше. Нравственность упадет. Когда для тебя нет ничего надмирного, ничего святого, нет храма, в который ты вкладываешь бескорыстно, ты не сможешь и бескорыстно любить ближнего, ты будешь его пользовать. Люди разучились любить, они используют друг друга.
Бог дал нам две заповеди: любовь к Богу и любовь к ближнему. Исполнение одной из них невозможно без другой. Если человек любит Господа, но не любит людей, то Священное Писание говорит: «Лицемер, как ты можешь любить Бога, которого не видишь, если ненавидишь брата своего человека, который около тебя?» (1Ин.4:20). Есть такой грех – забвение о скорбях ближнего, когда человек в своем предстоянии перед Богом может горделиво забыть о тех людях, которые находятся рядом с ним. 
Есть другой грех, когда человек говорит, что любит ближнего, но не любит Бога. Христианин любовь к ближнему выверяет по Божьей любви, он постоянно сверяет свою любовь с Его, как с эталоном. Ведь можно дойти до весьма циничных рассуждений в любви – «люблю я вас, но странною любовью». Ведь если не иметь перед собой образец, если утратить мерку, которая подается нам именно в этих храмах с золотыми куполами, то мы очень быстро разучимся любить. Мы и сейчас далеко не все умеем это делать. Ведь мир так и говорит: не обязательно любить человека, достаточно его уважать. Но это ложь: уважают за что-то, а любят просто так. Можно не уважать человека, онможет быть не достоин нашего уважения. Но любви нашей он достоин всегда, потому что Бог его любит и в каждом есть бессмертная частица Бога. Ведь каждый из нас дорог Ему, как запачкавшийся ребенок. От нас дурно пахнет, мы не такие, как Ему хотелось бы, но Он все равно любит нас и надеется на исправление каждого.
Одно и тоже Евангелие держит в руках  колоссальное количество людей, но понимает по-разному, и живет абсолютно разными принципами. Чтение Евангелия может дать знание о Боге. Но знать о Боге и знать Бога – это разные вещи. Церковь для того и нужна, что в ней мы познаем Господа через молитву, притом совместную, через участие в Таинствах. А людям некоторым
Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter