"Глас народа"

После заседания Священного Синода Русской Православной Церкви, которое состоялось в Киево-Печерской Лавре 26 июля, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Русской Православной Церкви митрополит Волоколамский Илларион (АЛФЕЕВ) дал эксклюзивное интервью телеканалу «Интер». «Глас народа» побывал на записи программы и представляет читателям подробные ответы владыки.

СОЗНАНИЕ НЕКАНОНИЧНОСТИ В РАСКОЛЕ ОЧЕНЬ ОСТРО
Владыка Илларион, Киев, наряду с Санкт-Петербургом – столица Русской Православной Церкви. Состоялось заседание Священного Синода РПЦ, какие решения были приняты?
Киев – это матерь городов русских. Каждый раз, когда мы приезжаем сюда, мы испытываем особое чувство, и особый трепет, потому что соприкасаемся с той колыбелью, откуда вышло православное христианство, и сегодня, когда совершался молебен в Святой Софии, мы особенно остро чувствовали эту связь времен, связь с теми временами, когда наши предки созидали здесь, на киевских холмах, Православную Церковь. Конечно, очень важно, что Священный Синод уже второй раз собирается в Киеве, и принимает важные решения по целому ряду текущих вопросов, но с другой стороны, и решения, касающихся жизни Украины.
В частности, одной из тем обсуждаемых на заседании Священного Синода, была тема раскола в Украинском православии.
Как все же преодолеть раскол в Украине, какие шаги стоит предпринять власти и общественности?
Мы приняли обращение к тем, кто находится вне церковного единства.
Мы получаем много сигналов не только от мирян, но и от тех людей, которые считаются там архиереями и священниками о том, что необходимо воссоединяться с Церковью. Людей тяготит это состояние, когда они лишены возможности участвовать в жизни Вселенского Православия. Когда они как бы отсечены от живительного ствола, и от тех живительных соков, которые питают Православную Церковь. Это сознание неканоничности, оно в расколе очень остро. Есть группы мирян, есть приходы, и священнослужители, которые воссоединяются с Церковью. Этот процесс идет постоянно, он не носит пока массовый характер, но он происходит во многих епархиях Украины.
Но есть и те люди, которые все еще находятся в расколе, но уже осознали его пагубность и уже желают воссоединиться с Церковью.
Прежде всего, к этим людям, и к тем, кто по недомыслию и по каким-то другим соображениям оказался в расколе, может даже случайно – ведь многие люди не осознают – где раскол, а где каноническая Церковь, - вот к этим людям мы хотели обратиться через слово, для того, чтобы призвать их в лоно матери-Церкви.  

РАСКОЛ – ЭТО БЫЛ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ
Надо понимать, что раскол – это был политический проект. Это был проект, который возник на волне дезинтеграции, на волне национализма. С одной стороны, тогдашняя власть Украины была заинтересована в том, чтобы придать большую легитимность новообразованному украинскому государству, посредством образования собственной независимой Церкви. С другой стороны, тогдашний руководитель, бывший митрополит Киевский Филарет, был заинтересован в том, чтобы не потерять свою власть. И вот этот взаимный интерес, к сожалению, породил раскол. И раскол этот рос как на дрожжах исключительно благодаря поддержке властей. Сам этот лозунг о том, что в независимом государстве должна быть независимая церковь является неканоническим и не соответствующим традиции православия.

НЕЛЬЗЯ В УГОДУ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНЪЮНКТУРЕ ЛОМАТЬ ТО, ЧТО СКЛАДЫВАЛОСЬ НА ПРОТЯЖЕНИИ ВЕКОВ
Достаточно сказать, что почти все исторически сложившиеся патриархаты, являются многонациональными и их юрисдикция распространяется на несколько стран. Скажем, Иерусалимский патриархат – это три страны – Израиль, Иордания и Палестина. Александрийский патриархат – это вся Африка, около 50-ти государств, и так далее. Если следовать логике раскольников, то мы должны были бы все эти великие Церкви поделить на множество маленьких и слабых Церквей. Ради чего? Одно только есть объяснение – ради того, чтобы максимально ослабить Православие. Духовное пространство, которое мы называем Святой Русью, складывалось веками. И за эти века много раз менялись государственные границы на этом пространстве. Но Церковь сохраняла свое единство. Нельзя в угоду политической конъюнктуре ломать то, что складывалось на протяжении веков. Поэтому это единство мы должны сегодня бережно хранить.
Если вспоминать совсем еще недавние времена, когда жителям Украины внушали антирусские настроения, очень негативный создавался образ Украины, в том числе в СМИ, то невольно спрашиваешь себя: для чего это все делалось, кому было нужно.
Мне пришлось много лет жить в западной Европе. Между Францией и Германией нет границ – у них единое культурное пространство. А у нас – единая вера, единая Церковь.
У нас разные языки, но ведь мы понимаем друг-друга. Много есть общего: зачем искусственно вбивать клинья?! Я думаю, что сегодня Церковь, которая сохранила свой удивительный объединительный, консолидирующий потенциал, как раз является главной силой, способной объединить людей, консолидировать их и помочь им, не смотря на те государственные границы, которые уже сложились, которые мы уважаем и ни коем образом не оспариваем, помочь людям не забывать о том духовном единстве, которое скрепляет народы Украины, России и Белоруссии.

В ВОЗВРАЩЕНИИ НЕТ НИЧЕГО, ЧТО БЫ ЛИШАЛО ЛЮДЕЙ ТОГО, ЧЕМ ОНИ ОБЛАДАЛИ
В обращении Священного Синода РПЦ отмечается, что сейчас обстоятельства изменились к лучшему, соответственно, есть шанс на единую Церковь?
Мне кажется, что всякий раскол, если вспомнить историю, процветал, если его поддерживали гражданские власти. Как только они переставили его поддерживать, он начинал сдуваться как лопнувший воздушный шар. Раскол на Украине раздувался искусственно. А сейчас эти предпосылки для его дальнейшего раздувания, прошли. И прошла мода на раскол. В 90-х годах было модно продвигать идеи сепаратизма, дезинтеграции. Вы помните, какая была атмосфера – какой-то озлобленности. А сейчас людям это все надоело. Люди понимают, что придется жить им и их детям, внукам, в той же самой стране. И надо ли жить в обстановке вражды и обвинений, или все-таки лучше жить в обстановке мира и благожелательности. Если сравнить даже ту пропаганду, которую ведут раскольники сегодня. И то, что говорит Православная Церковь, то по самому тону и духу этих заявлений: с одной стороны – это озлобленность, это ненависть, это какие-то постоянно искусственно формулируемые все новые и новые обвинения. А с другой стороны – это тот дух мира и любви, который мы сегодня постарались вложить в наше обращение к тем, кто отпал от единства Церкви. Мы говорим о том, что возвращение в Церковь – это естественный процесс. И в самом этом возвращении нет ничего унизительного, ничего того, что бы лишало людей того, чем они обладали.
Сегодня некоторые из тех, кто прибывает в расколе и именуется там епископами и священниками спрашивают, что с ними будет, если они вернуться в каноническую Церковь. Сохранит ли Церковь им священный сан, награды. Мы в этом обращении говорим о принятии тех, кто от нее отпал. Но у Церкви есть и сила наполнить благодатным содержанием даже то, что совершалось в расколе. Это относится к таинству крещения. Мы не можем признать крещение, совершаемое раскольниками. Но если люди возвращаются из раскола, то каноническая Церковь способна придать должное содержание и благодатный символ даже тем таинствам, которые совершались вне нее. Это была практика, существовавшая на протяжении многих веков.

ОН ГОВОРИЛ МНЕ: «Я КАЖДЫЙ ДЕНЬ СЕБЯ ПРОКЛИНАЮ ЗА ТО, ЧТО Я УШЕЛ В РАСКОЛ»
Говорят, миртополит Киевского Патриархата Андрей (Горак) перед смертью хотел вернуться в каноническую Церковь.
Я лично его знал и неоднократно с ним общался – дважды с ним встречался и много раз общался по телефону. Это был человек, у которого было твердое, многолетнее желание воссоединиться с церковью. Когда мы с ним встречались, он мне говорил буквально следующее: «Я каждый день себя проклинаю за то, что я ушел в раскол». Он видел в этом свою слабость. Он понимал, что в расколе нет благодатной жизни.
Когда мы с ним час проговорили, он сказал: «Спасибо за то, что вы со мной встретились, я почувствовал себя в атмосфере Церкви, у нас нет этой атмосферы». Меня очень поразило, что он очень негативно воспринимал руководство своей собственной организации, к которой он принадлежал. И он сознавал, что нет благодати в этом сообществе, он сознавал собственную слабость, он хотел перейти. И он готовился к переходу. Он даже готовил бумаги, которые были необходимы, чтобы осуществить это его желание. И буквально за несколько дней до того, как это событие произошло бы, он неожиданно и скоропостижно скончался. Конечно, он не был здоровым человеком. У него были болезни, он перенес операции. Но смерть эта произвела странное и тяжелое впечатление. Потому что мы все знали о том, что он хотел перейти, мы все знали, что многие священники с ним хотели перейти. И буквально за несколько дней до этого перехода вдруг он уходит в иную жизнь.
Давайте подведем итоги визита Его Святейшества в регионы. Впервые Патриарх Кирилл посетил Днепропетровск и Одессу, две крупные епархии. Каковы итоги этого визита?
Святейший патриарх приехал на Украину не как иностранный гость. Иногда говорят, что патриарх из России, что он здесь гость. Некоторые даже ему говорят: чувствуйте себя как дома. А он говорит: я чувствую себя не как дома, я и так дома. Это не патриарх какой-то иностранной Церкви, это патриарх Украинской Православной Церкви. Когда он приезжает в Украину, он приезжает к своей пастве, к своему народу, к тем людям, которые его ждут. И во время прошлого визита, и во время нынешнего, мы видели десятки тысяч людей, которые собирались для того, чтобы помолиться вместе со своим патриархом. Видели их энтузиазм, их любовь и их стремление сохранить единство Церкви. Внутри канонической Церкви нет никаких раскольничьих настроений, это надо понимать. И вновь и вновь мы в этом убеждаемся, когда общаемся друг с другом, когда украинские архиереи общаются с российскими архиереями, когда патриарх встречается со своей украинской паствой. Это единая Церковь, и мы будем сохранять это единство, и укреплять всеми силами. И святейший патриарх, которому дорога его паства будет и далее посещать свою паству. Мне бы хотелось, чтобы эти визиты перестали быть экстраординарным событием. Люди должны привыкнуть к своему патриарху, они должны не только по телевизору его видеть, но и иметь возможность в жизни с ним общаться. Думаю, в этом основная задача, которую патриарх ставит перед собой, посещая епархии Украины и других стран.
«Глас народа»
 

Читайте останні новини України та світу на каналі УНІАН в Telegram