Корреспондент «Новой» с vip-кортежем главы Украинской православной церкви побывал в древних монастырях Западной Украины и вместе с Его Блаженством таскал удочкой лещей. Три дня я жил в монастыре: ночевал в монашеской келье, ел в монашеской трапезной, молился с монахинями, даже помогал инокиням в их работе. И, знаете ли, такую благодать ощутил, что не хотелось возвращаться обратно в город. Там не просто воздух другой — там мир другой.

Мне фантастически повезло! Я поначалу аж не поверил, когда друг позвонил и сказал, что таки да! Вообще последнее время в жизни прошла какая-то сероватая полоса: то зарплату на работе задерживают, то шаровые опоры в машине застучали, на кухне дверь сквозняком выломало. А тут — надо же! Друг Серега, точнее, отец Сергий — он у меня священник, работает на церковном телевидении — звонит и вместо здрасьте: «Старик, с тебя причитается — ты попал в список журналистов, сопровождающих митрополита в поездке по Западным епархиям! Выезд через два часа». Ура-а-а! Эх, видели б вы, как я сорвался, будто ошпаренный, вскочил в машину и погазовал на Киев. Я ведь как раз, а дело было 9 мая, гостевал у тещи за 120 километров от столицы в Иванковском районе (Киевщина). По дороге… пардон, инспекторам ГАИ этот кусок прошу не читать, я нарушил, поди, все пункты Правил дорожного движения и некоторые статьи Уголовного кодекса (если считать курицу, задавленную на перекрестке в Шибенном). Зато успел!

Поездка эта называется «архипастырский визит предстоятеля Украинской православной церкви блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Владимира в Западные епархии. Отчаливали мы от митрополии Киево-Печерской лавры: первая машина — предстоятеля, затем авто секретаря митрополита епископа Переяслав-Хмельницкого Александра, в третьей ехал митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Илларион — владыка, выходец с Волыни, прибыл проведать родину, а за ним пристроился джип с телевизионщиками и еще не отдышавшимся, но счастливым вашим покорным слугой.

 Откровенно говоря, поначалу я малость разочаровался: думалось, что мы все светофоры и перекрестки будем пролетать мигом, как кадило над лампадкой, — все-таки vip-кортеж. Ага. По Печерску тащились в тянучках, а на Бессарабке еще и в пробку попали. Зато, когда выехали на ровную трассу, я подумал: сейчас у машины вытянутся крылья, и мы начнем обгонять летящих ангелов-хранителей. Вообще, мне рассказывали, что блаженнейший не любит стремительной езды и всякий раз одергивает водителя. Но только стоит ему заговориться с кем-то, зачитаться или задремать в машине, Володя тут же давит на педаль.

Доступный владыка

 

Первая наша остановка — Свято-Троицкий ставропигиальный женский монастырь в городе Корец Ривненской области. Это единственная в Украине обитель, которой дарована (25 лет назад патриархом Пименом) ставропигия, то есть формально монастырь не зависит ни от епархиального начальства, ни от Киевской митрополии, а подчиняется напрямую патриарху Московскому. .

На центральной монастырской площади предстоятеля УПЦ встречало столько народу, что блаженнейший со свитой добрых полчаса не мог протиснуться в Свято-Троицкий собор — благословлял, раздавал иконки, с кем-то беседовал, а один мужик упал перед владыкой на колени и долго просил помолиться за его родню. Глядя на все это, мне вспомнился визит в Украину патриарха Кирилла, который, кстати, тоже посещал Корецкую обитель. Их Кирилл и наш Владимир, так сказать, по должности — равнозначные фигуры — главы церквей. Однако к предстоятелю Украинской православной церкви может подойти любой прихожанин, вон, пожал-те: обступили и не пущают. А к главе Русской православной церкви — что здесь, что в России — ближе чем на сто метров верующих не подпустят — вокруг него столько охраны в костюмах и с проводками в ушах, что не у каждого президента государства имеется. Не знаю, может, ошибаюсь, но мне, грешнику, кажется, что пастырь должен вручать свое здоровье и жизнь в руки Господа, а не стреляющего без промаха бодигарда.

В храме владыки Владимир, Илларион и Александр отправили благодарственный молебен, все присутствующие приложились к чудотворной иконе Божией Матери «Споручница грешных», в XV веке привезенной в монастырь из Рима князем Корецким. Затем — трапеза. Не забыли пригласить за стол к блаженнейшему и скромных тружеников пера. Не буду останавливаться на описании монастырских яств, как-никак, чревоугодие — грех, но квас тамошний я до сих пор вспоминаю. И слюна течет. Говорят, и патриарх, когда трапезничал с сестрами обители, все подливал себе в бокал дивный напиток. Перед уходом спросил я одну из монахинь рецепт кваса, дома, думаю, сделаю, буду блаженствовать. Матушка же так хитровато улыбнулась, осенила меня крестным знамением и молча ушла. Не хотят, видать, насельницы раскрывать секреты чудо-кваса.

Откушав монастырский угощений, наша делегация снова отправилась в путь — на Волынь. Ах да, чуть не забыл, в Корецком монастыре похоронена возлюбленная Александра Сергеевича Пушкина — Анна Андро. Некоторое время красавица опекала святую обитель.

Обитель, которую и пушки не берут

Уже стемнело, когда кортеж подъехал к воротам Свято-Успенского Зимненского женского монастыря (с. Зимное Владимир-Волынского р-на). Завтра, 10 мая, здесь планируются торжества по случаю 50-летия игуменьи обители Стефаны, а также Дня ангела матушки — святителя Стефана. А пока — ужин и отдыхать, полдня в дороге, устали.

 

Утром, когда я спросонья выглянул в открытое окошко, ей-Богу, подумал, что это монастырь на меня сон о рае навеял. Красота воистину неземная! Гора, а на ней обнесенный средневековыми стенами стоит монастырь — такое можно увидеть разве что на картинах или иконах.

 

Гостей к юбилею игуменьи сьехалось дай Боже — две монастырские гостиницы были переполнены. И меня с коллегами поселили в настоящую монашескую келью, которую нам радушно уступила ее хозяйка. Стены густо обвешаны иконами — недорогими, но на все случаи, тумбочка для личных вещей, как в армии, шкаф для одежды и узенькое окошко — веков пять назад оно служило бойницей для лучников — вот и вся келья. Спал я крепко, хоть и на новом месте. Еще бы: ведь на каком месте!

Утром, когда я спросонья выглянул в открытое окошко, ей-Богу, подумал, что это монастырь на меня сон о рае навеял. Красота воистину неземная! Гора, а на ней, обнесенный средневековыми стенами, стоит монастырь — такое можно увидеть разве что на картинах или иконах. Вокруг обители — зеленые луга, которым конца-края не видно, и речка. В ней любит рыбачить блаженнейший Владимир. Говорят, однажды карпа поймал — по плечо, местные рыбаки не верили, лишь когда увидели фотографию, почесали затылки: «Ты глянь, батюшка, а как ловко подсекает». Я бы тоже, может, не поверил, ежели б своими глазами не увидел предстоятеля Украинской православной церкви, митрополита Киевского и всея Украины блаженнейшего Владимира с удочкой у речки. Церковный подрясник, конечно, не самая удобная для рыбалки одежда, но Его Блаженство так замашисто закидывал удочку, что через двадцать минут уха монастырю была обеспечена.

Праздничная литургия служилась в красивейшем Свято-Успенском соборе Зимненской обители. Кто там говорит, что Бога нет? А кто же, по-вашему, уберег монастырский храм от разрушения? Три пушечных снаряда во время войны попали в боковую стену собора, и ни один не разорвался! Ни один! Спросите любого артиллериста, какова вероятность того, что три подряд выпущенных снаряда не сдетонируют, и он покрутит пальцем у виска. Так три снаряда, будто стрелы, вонзились в стену и торчат там поныне, как наглядное доказательство того, что «храм Божий — самое надежное убежище для души и тела».

Это слова послушницы Соломии, которая в соборе проводит почти целый день — ее послушание: поддержание порядка в храме.

После богослужения митрополит Владимир поздравил настоятельницу монастыря игуменью Стефану с юбилеем и вручил ей орден равноапостольного князя Владимира II степени.

Матушка Стефана. Для многих насельниц обители она стала матушкой не только в церковном, но и в буквальном смысле. Послушница Вика из Ковеля в 9 лет пришла в монастырь, и матушка заменила ей родную маму — по утрам в школу отправляла, уроки проверяла, музыке учила. Сама же Стефана в обитель, точнее, в разрушенную, заваленную ржавым металлоломом, бывшую тракторную бригаду пришла в 1990 году. Первое, что сделала, рассказывает, помолилась, пошла в лес, наломала лозинок, связала веник и давай выметать мусор. А с ним безбожнический дух…

Пора уезжать. А так не хочется. Здесь бы и поселился. Где-нибудь под стенами святой обители срубил бы хатку и сидел бы по утрам с удочкой на берегу. Под звон колоколов таскал бы лещиков… Ну все, помечтали — нужно ехать, кортеж трогается в путь, к другим монастырям. А сюда мы с вами еще приедем. Обязательно. Двери обители открыты круглые сутки.

P.S. Более подробный репортаж о Зимненском Свято-Успенском монастыре будет напечатан в одном из ближайших номеров газеты.

 

Читайте останні новини України та світу на каналі УНІАН в Telegram