этот материал доступен на русском

Сьогодні 150 років з дня освячення Успенського собору Святогірської лаври (рос.)

18:24, 17 вересня 2018
Православ`я
4077 0
Успенский собор. Фото к. XIX в. / svlavra.church.ua

17 сентября 2018 г. исполняется 150 лет со дня освящения главного престола в честь Успения Пресвятой Богородицы соборного храма Успенской Святогорской общежительной пустыни. В связи с этой знаменательной датой Информационно-просветительский отдел обители подготовил материал, посвящённый этому торжеству, состоявшемуся в Святых Горах 4/17 сентября 1868 г., а также событиям, этому предшествующим.

Древние Успенские храмы Святогорья

Одним из первых храмов Святогорской Успенской пустыни, вероятнее всего, была пещерная церковь, посвящённая Успению Пресвятой Богородицы, изрытая первыми святогорскими подвижниками в меловой тверди близ вершины Святой Скалы. Её возникновение относят к глубокой древности. Просуществовав несколько десятилетий, церковь была разрушена в результате обвала части скалы, в которой она находилась.

Сейчас на этом месте высится украшение здешних мест — храм святителя Николая Чудотворца. Лаврский сайт даёт по этой церкви и её предшественнику — пещерному Успенскому храму такую информацию: «Храм как будто вырастает из скалы, продолжая её своими тремя главами, увенчанными крестами. Он построен на месте древней пещерной церкви Успения Божией Матери, ископанной в 1634 году, а затем утраченной в результате обвала скалы в конце XVII века. Талантливые неизвестные мастера сумели искусно пристроить к старому алтарю, сохранившемуся в меловом утёсе, остальную часть церкви. Два маленьких окошка, асимметричных по отношению к более позднему оформлению главного фасада, паруса центрального объёма, имеющие одинаковую форму с парусами древней пещерной часовни, говорят о желании мастеров максимально приблизить своё произведение к первоначальному виду утерянного пещерного храма».

Лишившись Успенской пещерной церкви, насельники древнего монастыря поспешили взамен разрушенного Успенского храма воздвигнуть наземную церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы. Вторая после Петро-Павловского храма наземная Успенская церковь стала предшественницей будущего соборного храма древней монашеской обители.

/ svlavra.church.ua

В труде, посвящённом Святогорскому монастырю, принадлежащем перу известного церковного историка и писателя Григория Ивановича Кулжинского, о древней Успенской церкви говорится следующее: «В числе правильно устроенных на поверхности земли храмов, в Святогорском монастыре самым древним должно считать Успенский, который, впрочем, явился гораздо позже пещерных храмов, когда уже безопасность от вражьих набегов позволяла воздвигнуть церковь Божию, более обширную и удобную для братии и множества богомольцев. Этот храм был построен у подошвы горы полковником Изюмского полка, Феодором Владимировичем Шидловским в 1698 г., и эта постройка положила здесь, так сказать, основание правильному пустынному и безбоязненному житию. Постройкою окончен этот храм в 1708 году».

В 1787 г. вследствие Екатерининской реформы Святогорский монастырь, как и многие другие обители, был закрыт. Всё монастырское имущество и земли были отобраны в казну, а вся святогорская братия была из родной обители выслана. «По указу Святейшего Синода, монастырский храм Успения Божией Матери был обращен в сельскую приходскую церковь. В монастырских зданиях размещен церковный причт, а в пользу этого причта было оставлено всего 33 дес. земли», — так писала о судьбе Успенского храма обители Екатерина Жилинская в своей книге «Святогорская общежительная Успенская пустынь».

В 1844 г. по указу императора Николая I Святогорский монастырь был восстановлен, в Святые Горы из Глинской пустыни пришла новая братия. Обитель была учреждена под наименованием Успенской Святогорской общежительной пустыни и торжественно открыта 15 августа того же года, о чём говорится в отчёте обер-прокурора Святейшего Синода за 1844 г. 

Каменная церковь в честь Успения Божией Матери, бывшая всё это время приходской, вновь стала духовным средоточием возрождённой монашеской обители. Вновь в Успенском храме стали ежедневно совершаться монастырские богослужения.

Соборный храм Святогорской обители

Заветной мечтой архимандрита Арсения (Митрофанова), первого настоятеля возрождённого Святогорского монастыря, было возведение соборного храма. Постройка собора была просто необходима, в первую очередь, в виду с каждым годом всё возрастающей в обители потребности в более просторном храме, могущем вместить всех богомольцев, во множестве, особенно по большим праздникам, притекавших в Святые Горы. Первые шесть лет после открытия Святогорской пустыни в ней действовал только древний каменный храм в честь Успения Божией Матери (1698 г. постройки). С 1851 г. к нему прибавились церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы (1851 г. постройки) и храм во имя святителя Николая на Святой Скале (постройки кон. XVII в., возобновлён в 1851 г.) [2, с. 103–105]. Но всё равно этих храмов было далеко не достаточно, чтобы вмещать всех святогорских паломников-богомольцев.

Однако прошение о постройке соборного храма в Харьковскую Духовную Консисторию было подано отцом настоятелем с братией только лишь спустя 14 лет по возобновлении обители. Этот шаг архимандрит Арсений мог сделать значительно раньше — потребность в этом, как видим, назрела уже в первые годы по возрождении обители. Однако же промедление в постройке соборного храма было обусловлено, помимо материальной стороны дела, прежде всего, отсутствием для такого строительства достаточного места. В исторических источниках отмечается крайняя стеснённость местности, на которой расположилась Святогорская пустынь: с одной стороны которой необходимо было укреплять обрывистые берега Донца, а с другой — метр за метром буквально «отвоёвывать» свободное для построек пространство у покрытых вековым лесом меловых гор.

/ svlavra.church.ua

«По этой-то больше причине, с 1844 г. и не было приступлено к построению соборнаго храма», — отмечал в своей статье о Святогорской Успенской пустыни протоиерей Григорий Дюков [5, с. 1007–1008]. Г. Кулжинский, уделяя в своём труде внимание новому Успенскому соборному храму, о главных преградах в его возведении также писал: «Для построения этого прекрасного храма пришлось преодолеть много трудностей; недостаток средств для постройки и заем для этого денег немало смущали настоятеля и братию, а тут и самое место для церкви требовало чрезвычайных трудов, чтобы приспособить его к постройке; оно было крутопокатое и перерезанное, с юга на север к Донцу, глубоким оврагом. Необходимо было разрыть его по сторонам на 15 аршин (≈ 11 м — прим. ред.), чтобы достичь материка; необходимо было снять часть горы с вековыми деревьями, — вырывать корни и преодолевать другие подобные трудности».

В числе таких трудностей были также и перестройки близлежащих обветшавших зданий. Так, 18 мая 1856 г. архимандрит Арсений со старшей братией подал в Харьковскую Духовную Консисторию прошение правящему архиерею о разрешении на постройку взамен старого развалившегося здания нового каменного корпуса. Это получившее затем утвердительную резолюцию архиепископа Филарета прошение настоятеля Святогорской пустыни начиналось такими словами: «Имея предположение очистить место для будущего собора во вверенной мне Святогорской пустыни вместе с братиею решился я принять в южной стороне монастыря давний и ветхий корпус, в нынешнее весеннее время почти разрушившийся от напора воды текущей с гор, — а вместо него необходимо-нужным считаю выстроить новый каменный корпус близ монастырской кузни».

И вот, 4 июня 1858 г. отец настоятель с братией наконец подаёт прошение правящему архиерею о разрешении постройки соборного храма, прилагая к нему проект планируемого собора.

Изначально соборный храм предполагалось посвятить святителю Николаю Чудотворцу, о чём свидетельствует один из документов того времени, датированный 24 ноября 1858 г. В этом историческом документе архиепископ Харьковский и Ахтырский Филарет (Гумилевский) ходатайствует перед Святейшим Правительствующим Синодом об удовлетворении прошения настоятеля Святогорской пустыни с братией обители, излагая при этом суть самого прошения. В частности, говорится следующее: «Настоятель Святогорской Успенской общежительной Пустыни Архимандрит Арсений с братией в прошении, поданном мне 4 июня текущего года, изъяснил, что в обители их, не имеющей ни одного обширного храма, во дни престольных праздников бывает большое скопление богомольцев. Необходимо требуется постройка храма обширнейшаго и вследствие чего настоятель и братия, положив соорудить таковой соборный храм во имя Святителя и Чудотворца Николая и представлял проект сему храму».

Ниже представлен проект соборного храма Святогорской пустыни:

Проект будущего Успенского собора / svlavra.church.ua

Указом Императора Александра II проект нового собора был одобрен, при этом сам Император соблаговолил указать на недостатки проекта. Так, в копии этого указа от 16 июня 1859 г., адресованного к сменившему на Харьковской кафедре архиепископа Филарета епископу Макарию (Булгакову) сказано следующее: «Ныне Господин Главноуправляющий уведомляет, что по всеподданнейшему докладу Его, Государь Император Высочайше соизволил проект этот утвердить, но с тем, чтобы при выполнении онаго обращено было особое внимание на прочность и устойчивость четырех внутренних столбов». Харьковской Духовной Консисторией этот указ с утвердительной резолюцией правящего архиерея был послан 17 июля 1859 г. на имя исполняющего на тот момент должность настоятеля Святогорской Успенской пустыни иеромонаха Германа (Клицы).

Наконец, 13 сентября 1859 г. настоятель обители архимандрит Арсений совершил закладку трёхпрестольного соборного храма, главный престол которого был посвящён Успению Пресвятой Богородицы [2, с. 109]. Чин закладки был произведён неподалёку от прежнего древнего Успенского храма. В основание каждого из будущих престолов закладываемого собора было положено по камню, когда-то принесённому со Святой Земли архимандритом Арсением (тогда ещё послушником Глинской пустыни Алексеем), и посыпано землёй, присланной из Киево-Печерской Лавры.

Однако же первому настоятелю Святогорской пустыни суждено было только лишь положить начало исполнению своей мечты о соборном храме: воплощать её в жизнь ему уже не довелось. Спустя месяц после закладки собора, 12 октября 1859 г., архимандрит Арсений мирно скончался о Господе. Многотрудное дело созидания соборного Успенского храма обители перешло в руки его преемника — архимандрита Германа. Как сообщается в одном из источников того времени, «по его указанию обращено было особенное внимание на грунт земли под площадью собора и под строгим его наблюдением в постройке и вниманием за прочностью работы в 1865 г. каменным строением, при Божьей помощи, храм о 5-ти куполах окончен».

В силу ветхости древнего Успенского храма, требовавшего ежегодного ремонта, а также тесноты между ним и воздвигнутым зданием Успенского собора было принято решение старый храм разобрать. Соответствующее прошение было подано настоятелем Святогорской Успенской пустыни архимандритом Германом со старшей братией обители правящему архиерею. В современном архиве Святогорской Лавры находится копия документа от 25 ноября 1866 г., направленного в Святейший Правительственный Синод архиепископом Харьковским и Ахтырским Макарием, в котором содержится ходатайство о разрешении снять обветшавшую Успенскую церковь в Святогорской пустыни.

Прошение было удовлетворено, и в 1867 г. старая Успенская церковь была разобрана. Заметка об этом была опубликована в 5-м номере Харьковских епархиальных ведомостей того же года. «В продолжение 146 лет этот храм Божий был духовною врачебницею не только для монашествующих, но и для мирян, которые год от года все более и более посещали этот монастырь», — отмечал об этом храме Г. Кулжинский.

В том же году на месте древнего храма возвели часовню, освящённую в 1868 г. настоятелем обители архимандритом Германом. В своей книге Е. Жилинская отмечает, что часовня была небольшой изящной лёгкой архитектуры византийском стиле, с пятью остроглавыми куполами. «В этой часовне служатся желающими молебны и всенощные под большие праздники, когда бывает громадное стечение народа». В часовне всегда теплилась неугасимая лампада.

/ svlavra.church.ua

Как указано в статье уже упоминаемого здесь протоиерея Григория Дюкова, план и фасад нового храма был исполнен известным петербургским архитектором, академиком Алексеем Максимовичем Горностаевым. Годы, последовавшие после закладки нового собора, ознаменовались большими строительными работами, которые проводились на средства монастыря и усердием доброхотных дателей. «За постройкой наблюдал практик, замечательный в своём роде, из государственных крестьян, Я. Сергеев, под главным надзором вольнопрактикующего архитектора г. Фавра».

Кладка фундамента начиналась с больших глыб нетёсанного местного дикого камня, который ломали в ущельях Святых Гор правильными кубиками, и опускали в подготовленные рвы. Как отмечается в житии архимандрита Германа, Господь послал отцу настоятелю «опытнаго и добросовестнаго подрядчика каменных работ, крестьянина Владимирской губернии Якова Сергеевича Еремина, который сам лично распоряжался всеми работами, и тщательно наблюдал за добросовестным исполнением каменной кладки. «Не людям, а Богу работаем!» — говаривал он своим рабочим; и за всякое упущение строго с них взыскивал (с большой долей вероятности можно предположить, что крестьянин Я. Сергеев в приведенной выше цитате из статьи прот. Г. Дюкова и поминаемый в составленном Андреем Фёдоровичем Ковалевским житии архимандрита Германа Яков Сергеевич Еремин — судя по всему, одно и то же лицо — прим. ред.). Величественный пятикупольный храм в византийском стиле стал понемногу вырастать из глубоких своих фундаментов на поверхность земли, но постройка его шла медленно, со всевозможными предосторожностями для прочности здания.

В 1860 году 14 октября, за ревностные свои труды по благоустройству Святогорской обители, игумен Герман был награжден от Святейшаго Синода наперсным крестом».

Все строительные и основные отделочные работы по устройству Успенского соборного храма Святогорской обители были завершены в 1868 г., тогда же состоялось его долгожданное освящение.

«Не считая личного труда рабочих из братии этого монастыря, не считая многих подаренных материалов, постройка Успенского соборного храма обошлась более нежели в 100.000 руб. серебром. Если же перевести на деньги все материалы и даровой братский труд, то ценность этого храма восходит до 600.000 руб. серебром», — так оценивал строительство нового храма Г. Кулжинский.

Торжество освящения соборного храма Святогорской пустыни

Успенский собор строился девять лет. И вот, 4 сентября 1868 г. состоялось освящение возведённого соборного храма.

Достаточно подробный рассказ об этих знаменательных для Святых Гор праздничных днях, а также весьма подробнейшее описание воздвигнутого Успенского соборного храма даётся в статье известного литератора, церковного писателя, историографа и документалиста Андрея Фёдоровича Ковалевского «День в Святогорской пустыни 4 сентября, 1868 года».

/ svlavra.church.ua

Ниже приводятся небольшие выдержки из этой содержательной публикации.

«Громкий мелодичный звон колоколов, оглашая прекрасную лесную дебрь пустыннаго Святогорья, далеко несся по водам вековаго ея соседа Донца быстротечнаго, созывая ближних и дальних разделить наступающее духовное торжество для св. обители Святогорской, торжество освящения новосооруженнаго храма, давно с нетерпением ожидаемое ея обитателями, как венец исполнения всех их желаний. Поистине светлый и радостный день выпал на этот раз древним Святым Горам, некогда забытым и заглохшим в развалинах, ныне же взысканным особым благоволением Божиим, обновлённым, цветущим. Новый соборный храм составляет красу и венец всего в них прекраснаго», — так начинается описание дня, предшествующего дню освящения Успенского собора.

Восхищаясь новым собором, удивляясь прекрасно воплощённому в нём древнеправославному зодчеству и византийскому стилю, автор отмечает и труды, какие были положены на укрощение этого места, восклицая при этом: «Но каких трудностей не преодолеет терпение человека, особенно для славы Господа и силою Господа!». О внутреннем убранстве храма А. Ковалевский пишет, что оно «блистает не столько богатством украшений, сколько вкусом и каким-то священным величием, напоминая горния обители». Тут же приводятся слова одного богомольца-простолюдина, когда он, стоя на пороге святого храма, в благоговении повторял: „Царство Небесное, a не храм“.

Схожая похвала величественному Успенскому собору спустя 11 лет прозвучит и из уст архиерея, когда в 1879 г. назначенный на Харьковскую кафедру епископ Иустин (Охотин) впервые посетит Святые Горы, и войдя в соборный храм обители, в своей приветственной речи назовёт его «небесе-подобным храмом». «Ибо искусство, вкус и богатство настолько соединились в украшении этого храма, что составили одно величественное целое», — отмечала Е. Жилинская.

Особое внимание в статье А. Ковалевского уделяется настенной живописи, в которой, по словам автора, «повсюду выражена глубокая мысль», как и храмовым иконам, иконостасу собора.

«В киотах ближайших к иконостасу помещены: в правом — икона с ликами св. благовернаго великаго князя Александра Невскаго, равноапостольной мироносицы Марии Магдалины и преподобнаго Сергия Радонежскаго, напоминающая собою, что в 1861 году Святогорская обитель была осчастливлена посещением Их Императорских Величеств Государя Императора и Государыни Императрицы, с Августейшими их чадами: великим князем Сергием Александровичем и великою княжною Мариею Александровною; в левом — икона святителей Димитрия, Митрофана и Тихона, предназначенная быть храмовою в их приделе. Обе иконы прекрасной иконописи по золотому фону, отличаются выразительностию священных ликов, дышащих молитвенным настроением духа».

«Над царскими вратами в лучах сребропозлащеннаго круга помещается икона Успения Божией Матери, именуемая в обители Гефсиманскою, потому что была принесена из Палестины от Гроба Богоматери первым настоятелем возобновленной обители Святогорской архимандритом Арсением. …К иконостасу примыкают с обеих сторон богатые золоченные киоты с изящными навесами, увенчанными крестами и резьбою. Под осенением этих навесов, в правом киоте помещена большая икона, изображающая собор преподобных Печерских, в центре которой преп. Антоний и Феодосий держат храмовой образ собора, св. икону Успения Божией Матери, точный список с Киево-Печерской, с частями мощей угодников Печерских. Это дар и благословение возникшей из развалин запустения Святогорской обители святителя Филарета митрополита Киевскаго и в настоящее время, после чудотворной Святогорской иконы святителя Николая, первая главнейшая ея святыня, почему особенно богато украшена жемчугом и драгоценными каменьями ея сребропозлащенная риза».

Заканчивая подробное описание икон соборного Успенского храма, писатель заключает: «Можно сказать безошибочно, что новый святогорский храм один из лучших храмов всей епархии, подобных которому, думаю, немного найдется и по всей России. Честь и хвала обители, настоятелю ея и братству, соорудившим столь прекрасный, благолепный, величественный храм; честь и хвала и художникам, украсившим его столь изящно во всех отношениях. Прекрасное здание вполне достойно похвал, как и то, что не миллионы по прихоти и тщеславию богачей, a копейки благочестивых простолюдинов богомольцев, собираясь в хранилище Богоматери и святителя Николая, в обители находящейся под особым благодатным Их покровом, дали ей средства и возможность соорудить подобный храм».

Далее в статье описывается приезд и торжественная встреча в обители Высокопреосвященнейшего Макария, архиепископа Харьковского и Ахтырского, возглавившего праздничное всенощное бдение в Успенском соборе. Об этой службе сказано, что «особенное на всех влияние производило присутствие архипастыря: его святительская молитва одушевляла молитвы его окружавших, и отрадно было смотреть на этот верующий, молящийся, коленопреклоненный народ. Служба совершалась полная, как под праздник Успения Божией Матери, и стихиры ея особенно умилительно действовали на душу, приспособляясь отчасти своим содержанием к настоящему торжеству. „Веселися Гефсимание, Богородичен святый доме. Возопиим вернии, Гавриила имуще чиноначальника: Благодатная радуйся, с Тобою Господь“. Так воспевает Св. Церковь в этих песнопениях, ублажая место тридневнаго покоя тела Богоматери. Но и этот новосооруженный храм, и эта св. обитель, тоже не без основания может назваться особенно благодатным и святым Богородичным домом, ибо все почти отдельные и главные ея храмы украшены и посвящены имени Богоматери». Затем автор перечисляет храмы Святогорской пустыни (некоторые из них, к сожалению, к настоящему времени утрачены): «Летний Ея собор празднует Успению, зимний собор Покрову, трапезный храм посвящен Рождеству Богоматери, на высоте святогорскаго Фавора имеется храм во славу иконы Ея Казанския, в больничном корпусе на монастырском хуторе храм во славу иконы Ея Ахтырския. Таким образом, в недрах одной обители пять храмов посвящены Ея имени! В окрестных селах приходские храмы все тоже празднуют Богоматери, так что небольшой этот уголок отечества нашего по справедливости может быть назван духовною областью и жребием Царицы Небесной».

Заканчивается публикация описанием самого празднества освящения Успенского собора, состоявшегося 4 сентября 1868 г. (17 сентября по новому стилю): «На утро торжество освящения храма и последующая за ним первая Литургия на вновь освященном престоле, совершались с торжественностью и благолепием, подобающими столь радостному для св. обители событию. Вся ея святыня была собрана и участвовала при крестном ходе вокруг храма. Тут были: чудотворная икона святителя Николая, св. иконы Успения Богоматери — Киево-Печерская и Гефсиманская; Знамения Богоматери Курския, благословение обители курскаго святителя Высокопреосвященнаго Илиодора, под ведением коего в Глинской пустыни подвизалось сперва первое ея братство; Рождества Богоматери Пустынно-Глинския, благословение этому братству бывшаго его глинскаго настоятеля, при выходе братства из его обители в Святыя Горы; целебная икона Богоматери Ахтырския, в недавнее время привлекшая к себе благоговение верующих душ, тоже была сюда принесена из больничнаго храма на монастырском хуторе.

…Божественная литургия закончилась красноречивым словом святителя к своей иноческой и мирской пастве, в котором похвалив красоту и благолепие освященнаго им храма и усердие его строителей, напомнил он всем, что все мы и каждый из нас должны стараться благою жизнью и делами быть и сами одушевленными храмами живаго Бога, что это есть такая же обязанность инока как и мирянина, ибо все мы при св. Крещении даем обеты Богу, — быть достойными таинственнаго благодатнаго Его в нас пребывания».

/ svlavra.church.ua

Освящение двух приделов Успенского собора

13 сентября 1868 г. по благословению архиепископа Харьковского и Ахтырского Макария настоятелем обители архимандритом Германом освящён правый придел во имя великомученицы Варвары и мученицы Татианы.

8 августа 1869 г. по благословению возглавившего Харьковскую кафедру архиепископа Нектария (Надеждина), отцом настоятелем освящён левый придел во имя трёх святителей — Димитрия Ростовского, Митрофана Воронежского и Тихона Задонского.

По материалам официального сайта Святогорской лавры.

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter