В конце концов, Европа без Христа может быть вычеркнута из истории

00:18, 24 листопада 2009
Світ
0 0

ИноСМИ.ru

«Магия Обамы больше не действует» - так звучат заголовки газет, и кто знает, может быть, и на этот раз американские церкви вскоре заполнятся обеспокоенными гражданами. Действительно, создается впечатление, что первой реакцией на разочарование по отношению к государству является обращение американцев к религии. Точнее к ее особой форме, к так называемой гражданской религии, о которой философ Жан Франсуа Колозимо говорит в своей книге «Бог по-американски. Теодемократия в США». 24 ноября, в университете IULM с презентацией этого исследования выступит сам автор. Этой встречи ждали давно. Книга Колозимо не оставила равнодушными ни интеллигентов-сторонников теодемократии, ни их оппонентов. Она написана легким стремительным стилем, половина повествования отмечена явной симпатией к американскому пути, вторая же половина посвящена рассуждениям о Старом свете, чья культура основана на трудах великих классиков теологии, таких как страдающий и смелый Дитрих Бонхоффер. Нам было интересно встретиться с Колозимо, чтобы понять действительно ли избрание Обамы, который олицетворяет собой открытость и всевозможное смешение, ознаменовало собой уже практически свершившийся исторический поворот, или же эти изменения не носят столь эпохальный характер, как хотелось бы верить.

- Г-н Колозимо, каково реальное историческое значение Барака Обама, уже ставшего лауреатом Нобелевской премии мира?

- Сразу же после его избрания я написал, что Америка, потерпевшая поражение одним осенним утром 2001 года, придумала себе новую весну в 2008 году. Я имел в виду, что справедливым ответом на разрушение Всемирного торгового центра стала не война, а распространение особой идеи провидения, которая превратила Америку в землю обетованную для всяческого рода раскрепощения. Поэтому Америка сказала «прощай» солдафону Маккейну и «добро пожаловать» грешнику Обаме, новому апостолу американского провиденциализма, граничащего с ангелизмом.

- Возможно, вы немного преувеличиваете?

Взгляните на церемонию инаугурации Обамы: он возродил миф президента Линкольна, мессии, выступающего в роле освободителя и объединителя, который пожертвовал жизнью ради Америки, и соответственно во имя человечества. Нового президента сопровождали два пастора: один из них консерватор - противник абортов, а второй - защитник прав сексуальных меньшинств. Тем самым было продемонстрировано объединение полного религиозного спектра и некая «феминизация» американской гражданской религии. Обама не сильно изменил положение вещей. Мировые амбиции США сохранятся.

- Но какую цель они будут преследовать? Будет ли США действовать в том же русле, что и сегодня?

- Цели останутся теми же, но средства будут другими. Советником Обамы является Збигнев Бжезинский, радикальный прагматик и, следственно, релятивист, служивший советником у Джимми Картера с 1977 по 1981 год. Бжезинский представляет собой некий демократический вариант анти-Киссинджера, который мечтает о восстановлении позитивной концепции международного порядка, разрушающегося волной исламизма. Этот человек с самого начала предопределил конец односторонней политики Буша, обосновав необходимость заменить метод мгновенной демонстрации власти на политическую игру с помощью различных союзов. Это мы наблюдали на примере с Россией. «Программная» Нобелевская премия была присуждена Обаме ввиду необходимости противопоставить символ межнационального лидера мировой нестабильности. Однако чем более ясным становится образ самого Обамы, тем менее ясны очертания его политики.

- Чем отличается американская гражданская религия от религии в европейском понимании этого слова?

- Речь идет о двух различных системах в плане их удаленности от влияния церкви. С одной стороны преображение человека происходит по библейским законам, с другой – против библейских законов. 80 процентов американцев считают, что необходимо быть верующими, чтобы быть нравственными. 80 процентов европейцев, наоборот, не видят связи между этими двумя понятиями. США сумели создать особую связь между откровением и современностью, придав светский характер сути протестантских постулатов. Гражданская религия, в действительности формирующаяся вокруг простых, но неприкосновенных истин, объясняет тот факт, что Америка способна посылать на смерть своих парней в другие части планеты.

- При всем уважении к погибшим, не кажется ли вам, что в американском подходе есть и большая доля заблуждения?

- Это так. Взять хотя бы огромные американские церкви или тематические религиозные парки, как, например, парк Heritage USA, некий религиозный Диснейлэнд с хай-тек- технологиями и катехизисом на видео. «Путь к спасению – это занимательный процесс» - считают Бейкеры, основатели парка. Нет, путь к спасению отнюдь не «занимателен». Америка покоится на обманчивом представлении о добре, не замечая внутреннего врага, который кроется в человеческой природе. В нас, безусловно, присутствует часть дьявола. Если слишком часто игнорировать этот факт, изображая блаженство, можно попасть в силки зла. Как говорил Честертон «в мире много христианских идей, превратившихся в безумные».

- А как обстоят дела в Европе?

- Отход от христианской церкви носит серьезный характер, так как создание Европейского союза сопровождалось однозначным отказом от религии. На самом деле, Европа может быть вычеркнута из истории. Мы отказываемся от своего религиозного наследия ради пропаганды неограниченной объединяющей схемы, низводя тем самым роль ЕС до технократического проекта. С одной стороны этого оказывается недостаточно, чтобы погасить национальные чувства. С другой стороны весь остальной мир кипит от недовольства, и испытывает страх перед терроризмом. Перед лицом великих потрясений и мировых кризисов трудноуправляемый Европейский союз, может стать сугубо финансово-коммерческим объединением, обладающем минимальными полномочиями.

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter