Князь Аскольд – предтеча крещения Киевской Руси

21:25, 18 грудня 2010
288 0

Церковная православная газета

Церковная православная газета

В этом году исполняется 1150 лет со времени похода на Константинополь в 860 году киевского князя Аскольда и принятия им христианства. К этому юбилею издательством «Дух и литера» издана книга Сергея Шумило «Князь Оскольд и христианизация Руси».
Наш собеседник, автор книги о первом христианском правителе Руси. Исследованиями по истории православия на Руси он занимается в свободное время, но делает это на высоком профессиональном уровне. Он рассказал «Церковной Православной газете» о своей новой книге и первом крещении Руси.

– Как к Вам пришла идея заняться темой Аскольдового крещения Руси? Что побудило написать об этом книгу?
– Если честно, я долго не хотел браться за эту работу. Но постоянно чувствовал какое-то внутреннее тяготение к этой теме. Я уже довольно давно интересуюсь темой Аскольдового крещения Руси. Где-то с 1989 года. И какие-то пробные статьи я начинал писать и публиковать еще лет 10 назад.
А вот, чтобы книгу начать писать, я очень долго сомневался. Хоть я ничего нового, по сути, в ней и не говорю. А с другой стороны, так много недосказанностей и противоречий в этом вопросе, что я очень долго сомневался, браться ли мне за это или нет. Не будет ли это гордыней? Не погрешу ли я в данном случае против истины?
Поэтому, все время пока искал материалы для книги, я пытался не столько читателю что-то доказать, сколько для самого себя найти ответы. Действительно ли был Аскольд христианином, действительно ли при нем состоялось первое крещение Руси? И был ли он мучеником? Эти вопросы не давали мне покоя и в процессе написания книги.
Я не предлагаю читателю свои личные рассуждения, а больше пытаюсь подать цитаты других авторов, исследователей, богословов, которые уже до нас ответили на эти вопросы. Ведь цель книги – содействовать возрождению почитания князя-мученика Аскольда, поэтому здесь более важно мнение других авторитетных богословов и историков.
Один батюшка с Афона меня благословил и сказал: «не сомневайся, пиши книгу, сам Иоанн Кронштадтский почитал князя Аскольда». Это, наверное, был самый важный аргумент для того, чтобы я больше не сомневался. Но найти эти свидетельства о почитании св. Иоанном Кронштадтским нашего князя-мученика было крайне трудно. Пришлось потратить немало усилий и времени. И все же их я нашел - в брошюре известного киевского профессора Сикорского, посвященной визиту святого праведного Иоанна Кронштадтского в Киев, изданной в 1893 году.
Там подробно описывается, что когда святой старец Иоанн прибыл в Киев, он первым делом попросил, чтобы его отвезли на Аскольдову могилу. «Посещение первого кладбища христианских мучеников, – как пишет Сикорский, – произвело на отца Иоанна очень сильное духовное впечатление». Когда он спустился в крипту и увидел гроб Аскольда, он начал вслух громко молится ко святому князю-мученику. Это была встреча святого со святым. Тот факт, что св. Иоанн Кронштадтский почитал князя Аскольда как христианского мученика помог мне утвердиться в правильности выбранного пути.
Хотя при написании мне все равно постоянно было страшно, и я все время задавал себе вопрос – почему я должен об этом писать? Я не считаю себя достойным прикасаться к памяти наших первых святых мучеников. Но я не первый и, надеюсь, не последний…

– Свою книгу широкой общественности Вы представили 15 июля, в день праздника Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне. Как это событие связано с князем Аскольдом?
– Из летописей известно, что крещению Аскольда предшествовал военный поход киевского князя на Константинополь в 860 году. Многочисленное языческое войско русичей окружило столицу православной Византийской империи. Но после молебна и положения святым патриархом Фотием Ризы Божией Матери в море, поднялась буря и потопила корабли русского языческого войска. Пораженные чудом, князь Аскольд (в крещении Николай) и часть его воинов крестились. В память об этих событиях и был установлен святым Патриархом Фотием праздник Положения Ризы Богоматери.
По древней дореволюционной традиции именно в этот день, вместе с праздником Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне, отмечается память Аскольдового Крещения Руси, которое состоялось на 128 лет раньше Володимирова Крещения.

– Интересно узнать о родословной князя Аскольда. Он был славянином или одним из тех варягов, которые пришли на Русь княжить?
– Однозначно мы не можем сказать. Среди историков нет единого мнения по данному вопросу. Есть несколько версий. Некоторые летописи, в частности Киевский синопсис, другие украинские и белорусские летописи и польские хроники утверждают, что князь Аскольд был последним наследником династии князя Кия. Северные летописи пишут о том, что князь Аскольд был пришлым варягом: был сначала с Рюриком, потом отделился и стал княжить в Киеве.
В частности в Несторовой «Повести временных лет» пишется, что он варяг. Но ведь мы знаем, что эта летопись не сохранилась в оригинале. Самый древний список – это копия XIV столетия, которая принадлежала перу уже северных переписчиков. И мы не знаем насколько данная версия «Повести временных лет» сохранилась в своем первоначальном виде.
Интересно, что еще до революции известный академик Шахматов отстаивал идею славянского происхождения имени князя Аскольда. Он считал, что оно происходит от названия реки Оскол. Его поддерживали и другие историки, которые утверждали, что более правильным будет написание этого имени так, как оно пишется в Никоновской летописи и некоторых других – «Оскольд». Они полагали, что через «а» это имя стали писать уже более поздние, северные летописцы, у которых было принято гласный «о» произносить как «а». Например, Олександр – Александр, Олексій – Алексей и т. п.
Советский археолог и историк Борис Рыбаков и многие современные ученые также придерживаются теории, что имя Аскольд происходит от названия реки Оскол, а та, в свою очередь, сохранила в своем наименовании память о пребывании здесь скифских племен сколотов, что переводится как «царские». В связи с этим существует мнение, что и имя Аскольд или Оскольд (а в некоторых летописях оно пишется как Осколод) – изначально означало титул правителя сколотов. Подобно тому, как славянское имя Владимир означает «володар» и, возможно, является одной из разновидностей титула славянского правителя. Возможно и имя Аскольд – это тоже один из титулов сколотского правителя, со временем ставший одним из имен.
Но, все же, это всего лишь научные гипотезы. Для нас важнее не то, кем был князь Аскольд, варягом или славянином, а то, что он был первым киевским христианским князем и мучеником.

– Задолго до равноапостольного князя Владимира…
– Да, раньше на 128 лет. Правда это ни в коем случае не дает оснований умалять значение Владимирова крещения Руси. Это событие, которое стало эпохальным для всей последующей истории Руси. Но если мы не будем знать как начинался процесс христианизации Руси, что предшествовало принятию и утверждению христианства князем Владимиром, то мы не получим полного представления и о подвиге самого Владимира и вообще о христианстве в наших землях.
Это особенно важно сейчас, когда мы переживаем период как бы нового обращения в православие, нового крещения, после атеистического периода истории.
В среде интеллигенции сейчас модно отвергать христианство, приобщаться к различным языческим традициям. Можно услышать мнение, что христианство было насильно навязано Руси. Будто бы до этого здесь жили миролюбивые язычники-славяне, которые славили силы природы и языческих богов, но пришли «злобные христиане», которые начали убивать язычников, огнем и мечем навязывать чуждую греческую веру. Такое в корне неверное представление нередко можно услышать сейчас. Однако при этом все забывают, как жестоко преследовали язычники христиан на Руси при Олеге, Святославе и Владимире. Как приносили они человеческие жертвоприношения своим лжебогам и т.п.
В связи с этим очень важно знать начальную историю установления христианства на Руси в довладимровы времена. Мы воздаем заслуженную дань уважения памяти святому равноапостольному князю Владимиру, окончательно утвердившему христианство на Руси, но, не зная событий, которые предшествовали этому, отчасти, может, и способствуем появлению тех настроений.
Если же мы будем помнить, что утверждение христианства началось уже при Аскольде и продолжалось целое столетие до Владимира, то получается совершенно иная картина. Приняв христианство, князь Аскольд, как видно из описаний Константином Багрянородным, никому свою веру не навязывал. Христианская и языческая общины мирно сосуществовали на Руси. Но язычество постепенно теряло свои позиции на фоне христианской культуры, письменности и просвещения. Со стороны язычников это вызывало закономерное озлобление, неприязнь и ненависть, что, в общем-то, и привело, к заговору против князя Аскольда и правящей христианской партии. Заговорщики пригласили из Новгорода язычника Олега, а князя Аскольда обманом заманили в западню и убили.
Как считают многие историки, в Киеве произошел настоящий религиозно-политический переворот, в результате которого был убит законный киевский князь-христианин и на смену ему пришли язычники во главе с Олегом. Все это происходило на почве антихристианского террора. Поэтому есть основания говорить не только о мученичестве князя Аскольда, но и о целом сонме первомученикоы киеворусских, за веру Христову от язычников убиенных. Таким образом получается, что именно язычники целое столетие были гонителями христианства.
Этим история православия на Руси уподобляется истории христианства в Римской империи. Как и в те времена, Церковь не прекратила своего существования. Не смотря на гонения, она, как и в древнем Риме, сохранилась в «катакомбах», подполье. В начале X столетия в диптихе Константинопольского патриархата упоминается Русская митрополия, которая занимает 61 место. И это спустя несколько десятилетий после смерти князя Аскольда.
В летописях мы обнаруживаем, что в войске князя Игоря половина воинов были христианами. Традиция, заложенная Аскольдом, сохранилась и дала свои плоды.
И равноапостольная княгиня Ольга принимала христианство не в чуждой среде, а в естественной и уже христианизированной. Как писал профессор Михаил Максимович, без крещения Ольги не состоялось бы крещение Владимира, но без крещения Аскольда не состоялось бы крещения и Ольги. Княгиня Ольга выступила продолжательницей миссии князя Аскольда. И ряд летописей указывает, что именно Ольга построила храм святителя Николая на Аскольдовой могиле, чтобы почтить память первого христианского князя.

– То есть, можно говорить о трех крещениях Руси: Аскольда, Ольги и Владимира?
– Интересная аналогия по этому поводу есть в книге протоиерея Льва Лебедева «Крещение Руси». Он пишет о том, что таинство крещения совершается не одним действием, а тремя. Крещаемый трижды отрицается сатаны, трижды сочетается Христу и трижды погружается в воду. Также и Русь трижды прошла этот акт отрицания и трижды погружалась в купель крещения. Первый раз – при Аскольде, второй – при Ольге и третий раз – при Владимире. Но нельзя разделять эти три крещения. Это был один процесс, имевший начало и завершение.
Для нас очень важно сохранять память и о первом и о втором и о третьем. Только тогда вырисовывается целостное представление о православной традиции Киевской Руси.

– Очень символично, что последний православный правитель Руси император Николай II был мучеником и первый христианский правитель носил в крещении имя Николай и так же скончался мученически. В 2000 году на Архиерейском соборе РПЦ страстотерпца царя Николая канонизировали. Может быть, уже пришло время канонизировать и первого князя-мученика?
– Среди православных священников и на Украине и в России мне приходилось встречать мнение, что такое совпадение не случайно. С мученичества первого православного государя Николая (Аскольда) началось зарождение Святой Руси и мученичеством последнего православного государя Николая II завершилось существование ее государственной формы. Такая параллель очень уместна если не с научной точки зрения, то, безусловно, с духовной и мистической.
Император Николай II правил в православном государстве и на смену ему пришла богоборческая реакция, которая пыталась стереть с лица земли память о христианской цивилизации. Нечто подобное произошло и в 882 году, когда язычники убили князя Аскольда и начали гонения против христиан. Примечательно, что как тогда, так и в 1918 г. убийство православных правителей было совершено из-за предательства их подданных, не желавших следовать Христову учению. Поэтому князь Аскольд именно в наше время более близок нам тем, что он как и мы, жил в нехристианской, безбожной среде. И вот он, гордый и воинственный язычник, в страхе держал Византию. Но случается чудо Божье, полностью разбивается его флот. Казалось, человек должен был озлобиться, но в Аскольде это происшествие вызывает совсем иную реакцию. Он смиряется, начинает видеть силу христианского Бога и веровать в Него. Со смирением принимает свое поражение, и это поражение для него оборачивается победой духовной.
Многие ли современные правители могут свое поражение воспринять подобным образом, переосмыслить, осознать и изменить систему координат внутри себя? Наверное, ни один из современных политиков на такое не способен, хотя все заявляют о своем «православном мировоззрении».
Как и святой страстотерпец Николай II, князь Аскольд-Николай так же не боялся умереть за Христа. Мы читаем в летописях, что он один вышел к целой армии язычников. Его туда заманили обманом, но любой рассудительный политик понимает, что выходить без сопровождения дружины на такую встречу опасно. Но, по всей видимости, в нем настолько была сильна вера, что он ничего не боялся, целиком вверяя свою судьбу в руки Божии.
Почитание князя Аскольда в нашу неоязыческую эпоху имеет огромное значение. Он явился обличителем язычества и язычники до сих пор его не любят. В своей «священной», так называемой, «Велесовой книге», они очень негативно высказываются об Аскольде. Ведь они понимают, что он сделал, и какое значение для Руси имело принятие им христианства.

– И все же, как Вы думаете, как скоро мы сможем молиться святому князю-мученику Аскольду-Николаю? Ведь Церковь не против его канонизации?
– Такие вопросы не решаются наскоком. Всему свое время.
Был период, когда на Руси, облеченной в формы православной государственности, особо важным было почитание князя Владимира. Тогда православно-государственное наследие князя Владимира имело определяющее значение, хотя до XIX столетия ему не было даже службы, как и княгине Ольге. А до этого их память тоже не особо чтилась. Был период, даже, когда преподобных Киево-Печерских угодников не почитали как святых. И лишь святитель Петр Могила возродил это почитание, чему было и немало противников.
Похожая ситуация была и с князем Аскольдом. В Иоакимовской летописи он называется «блаженным». На это обращает внимание российский историк XVIII века Татищев. По всей видимости, какое-то церковное почитание князя-мученика существовало, но, как пишет историк, со временем, по неведению последующих поколений, было утрачено.
И такие факты не единичны в истории Церкви. Еще на Поместном соборе 1917-1918 гг. святитель Афанасий (Сахаров) отмечал, что многие праведники, которые на Руси в древности почитались как святые, со временем стали почитаться лишь служением по ним панихид.
В наше время вопрос почитания мученического подвига князя Аскольда обретает новую актуальность. Как и князь Аскольд, мы живем в неправославной, по сути языческой среде. Поэтому пример обращения из язычества в христианство, пример противостояния язычеству и принятия мученичества за веру Христову от рук язычников для нашего времени, как никогда, особенно актуален. Нами был сделан важный шаг – восстановлено почитание свв. Новомучеников и Исповедников ХХ века. В связи с почитанием святых мучеников последних времен на повестку дня встает вопрос и о почитании первомучеников киеворусских, за веру православную от язычников убиенных.
Конечно же вопрос этот не терпит спешки. Возрождение почитания князя-мученика Аскольда-Николая требует постепенности. Должны пройти обсуждения этого вопроса на богословском уровне. Так в Киеве планируется провести международную церковно-научную конференцию, посвященную 1150-летию Аскольдова Крещения Руси. Результаты ее работы как раз и могли бы послужить материалами для канонизации первого нашего православного князя-мученика. Аналогичную конференцию по этому вопросу планируют провести в октябре при поддержке ЮНЕСКО и в Санкт-Петербурге. Также конференции по случаю 1150-летия Аскольдова Крещения Руси состоятся в Чернигове и Ужгороде.
К сожалению, более широкому почитанию князя Аскольда среди православных верующих помешало то, что храм святителя Николая на Аскольдовой могиле был передан в пользование греко-католикам. До революции, например, как отмечал историк А.Нечволодов, каждый православный паломник считал своим долгом посетить Аскольдову могилу и почтить князя-мученика, здесь лежащего.
С другой стороны почитание князя-мученика Аскольда-Николая и в наше время существует. Мне довелось встречаться с православными верующими людьми, которые его чтут и молятся ему как святому мученику.
Такое почитание есть и среди монашествующих, и среди духовенства. Например, был в Киево-Печерской Лавре один из старейших насельников – отец Руф (Резвых), проведший много лет в советских тюрьмах за веру. Так он очень глубоко чтил князя Аскольда как святого мученика. Более того, известны факты исцелений от различных болезней по молитвам киевскому князю-мученику. Так есть свидетельства об исцелении от рака, от слепоты и т.д.
До революции было принято ежегодно отмечать день памяти князя Аскольда и Аскольдового крещения Руси. К его могиле православным духовенством и верующими Киева ежегодно 2/15 июля на праздник Ризоположения совершались многочисленные крестные ходы и служились панихиды. Особенно торжественно отмечали в XIX веке Тысячелетие Аскольдового крещения. К сожалению, после богоборческой революции и длительных гонений на веру эти и другие православные традиции в нашем народе были утрачены. Однако утраченное никогда не поздно возродить. Кстати, в 2012 году исполняется 1130 лет со дня мученической смерти князя Аскольда. И даст Бог, не смотря на все препятствия, почитание князя Аскольда, как первого нашего мученика, все-таки возродится.

Беседовал Олег Карпенко.

«Церковная православная газета», № 15-16 (265-266), август 2010 г.

 


 

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter