Киево-Русская миссия свв. Кирилла и Мефодия и первое (Аскольдово) крещение Руси (ч.2)

Киево-Русская миссия свв. Кирилла и Мефодия и первое (Аскольдово) крещение Руси (ч.2)

Христианство привносилось в Хазарию из Закавказья и Византии. В границах Хазарского каганата находилось семь православных епархий, иерархи и духовенство которых имели весомое влияние...

Хазаро-русские отношения

Согласно утверждениям историков Ригельмана, Грабянки, Конисского, Ключевского, Ламанского, Пархоменко, Гумилева, Артамонова, Кожинова, Прицака и других, значительная часть хазарского населения того времени принадлежала к одному из восточнославянских степных племен; власть над ними имела хазарская знать, под руководством которой они осуществляли военные походы на Каспий, Персию, Арабский халифат и Византию. Антская (пра-русская) колонизация еще в IV-V вв. овладела бассейном Дона и даже продвинулась к Азовскому морю, что привело к ассимиляции местных скифо-сармато-аланских племен и славян. Одновременно, как пишет М.С. Грушевский, «славянские добровольцы составляли тюрко-финским ордам содружество в походах, присоединялись к их путешествиям, разбойничьим походам на задунайские и другие края. Позже, с приходом Авар, наступило некоторое затишье. Тюрко-финские орды на Подонье и Поволжье организовывались под руководством Хазарской орды и преградили (вместе с антами, – авт.) тюркскому потоку путь из Азии в Европу на целых два-три столетия и дали немного спокойной жизни нашему Черноморью» .


Возникновение в сер. VII в. сильного раннефеодального государства-империи, в состав которого вошли территории Северного Кавказа, Приазовья, часть Крыма, Подонье, степные и лесостепные территории до самого Днепра, происходило при прямом участии восточных славян, которые к тому времени уже достаточно крепко овладели Подоньем и побережьем Азовского моря. Значительную часть населения Хазарского каганата составляли именно славяне, о чем свидетельствует географ Абульфед, согласно которому среди хазар было два совершенно отличных друг от друга этнотипа – черный (тюркютский) и белесый (славянский); об этом же говорит арабский писатель IX в. ал-Бекри: «Главнейшие из племен севера говорят по-славянски, потому что смешались со славянами: баджинаки, русы и хазары», а персидский историк Фахр ад-Дин добавляет, что хазары писали письменами, заимствованными у славянорусов. К тому же известно, что язык одного из самых многочисленных хазарских племен – северных савиров – ославянился еще в антские времена. Таким образом, и государство это правильнее было бы называть Хазаро-Славянским. Древнерусская летопись также свидетельствует, что некоторое время главенство хазарских каганов признавалось славяно-русскими племенами, проживающими не только на Дону, но и более дальними, такими, как вятичи на Оке, радимичи на Соже, сиверяне на Десне и даже частью полян. Именно с этим связана и упоминаемая в «Повести временных лет» выплата русичами дани хазарам. Кроме того, хазарский каган Иосиф в письме к еврею Хасдаю Бен Иосифу Ибн Шаф Руту, казначею кордовского халифа, описывая Хазарию, включал в нее и значительное количество земель восточного славянства. Также из арабских хроник известно, что багдадский халиф Мерлан Ибн Муххамед, захватив во время похода на Хазарию ее столицу Семендер, вместе с войском двинулся дальше, дойдя к славянской речке, названной им “Нахр ас-Сакалиба”, и напал здесь на славян, «которые жили в землях хазар».
«К сожалению, – пишет Грушевский, – известия о Хазарах очень скудные и далеко не раскрывают интереснейшие вопросы, связанные с историей их и отношением к восточнославянскому расселению». Таким образом, хазаро-славянские родоплеменные, военно-политические и культурные взаимоотношения в VII-IX вв., а также их влияние на дальнейшее формирование отдельной восточнославянской “антско-русской” народности и государственности, не имеют надлежащего освещения в отечественной науке. Что же касается христианства, то известно, что в Хазарию оно привносилось преимущественно из Закавказья и Византии, и имело здесь довольно мощные корни: с кон. VII века в состав Хазарского каганата входил весь Керченский пролив вместе с христианским Боспором и Фанагорией (Тмутараканью), а также восточный Крым вместе с Херсонесом, в котором некоторое время даже сидел хазарский наместник – тудун. Как известно, в этих подвластных хазарам городах с давних времен существовали собственные православные епископские кафедры, а с VIII в. даже в самой столице каганата была основана отдельная национальная хазарская епархия – Итильская, которая входила в состав Дорийской митрополии в Крыму. Существовала с VIII в. в границах Хазарского каганата и другая православная епархия – Хвалинская (Прикаспийская). В целом, в границах Хазарского каганата задолго до путешествия Свв. Кирилла и Мефодия находилось семь православных епархий, иерархи и духовенство которых имели достаточно весомое влияние среди местной аристократии и населения.
До нас дошло имя одного из первых христианских миссионеров – епископа Исраэла, который в 80-х гг. VII в. обратил в христианство многочисленные северо-хазарские славяноязычные языческие племена во главе с одним из влиятельнейших в Хазарии князей – Алп-Илитвером. Как пишет в «Истории агван» Моисей Каганкатваци (Х в.), языческие святилища тогда были уничтожены, священные дубы сожжены, епископ Исраэл «собственноручно ломал амулеты и из них делал изображения Креста Господня». В стране было построено множество христианских храмов, в частности в древней столице Хазарии г. Беленджер, а сама христианская религия, согласно свидетельствам арабского историка Мусади, свободно сосуществовала и развивалась рядом с религиями (общинами) иудейской, мусульманской и языческой. Принимали христианство и в среде Каганских семей. Так, известно, что в кон. VII – нач. VIII вв. христианство приняла дочь хазарского кагана Ибузир Глявана, а в 732 г. – сестра кагана Булана. Постепенно хазарские каганы начинали и сами склоняться к христианству, однако, как пишет д-р С. Плетнева, «постоянные конфликты с Византией о влиянии в западных провинциях, естественно, не способствовали благосклонности кагана и царя к религии византийцев». «Христианизация Хазарии вообще не устраивала кагана, поскольку она, по сути, означала идеологическое подчинение соседним христианским государствам и, главное, могущественной Византийской империи».
Знаменательно, что в хазарских городах рядом с общинами иудейской, мусульманской и собственно хазарской мирно сосуществовали и общины славяно-русские, которые уже в те времена, согласно свидетельству арабского историка Ибн Хордадбеха, испытывали определенное христианское влияние, а их купцы официально называли себя христианами…
Также, по-видимому, вследствие двусторонней союзнической договоренности, в Киеве – центре союза восточнославянских племен-княжеств – издавна мирно существовала община хазарская. В древнем Чернигове, центре Северской земли, существовало хазарское (салтовское) поселение, которое даже принимало участие в ритуалах господствующей местной славянской знати, которая, по мнению историка В.Я. Петрухина, воспринимала именно «хазарские ритуалы», причем, ритуалы «царские» (каганские). Кроме того, Петрухин утверждает, что обряды с оружием совершали люди, которые были хорошо знакомы с салтовскими (хазарскими) обычаями и, вероятно, считали их своими. Однако сами традиционные вещи хазарского круга – так называемой салтово-маяцкой культуры – в Киеве, Чернигове и других местах во время археологических исследований встречаются в единичных экземплярах и вообще составляют незначительную часть процента от общего количества находок. Это, в свою очередь, свидетельствует, с одной стороны, о переселении некоторой части хазарского населения (преимущественно знатного происхождения) в русские города, то есть об их пришлом характере, так и, с другой стороны, о довольно быстрой их ассимиляции в местной славянской массе.
Объяснимо это тем, что когда-то, стремясь возвысить экономическое влияние своей империи, хазарские правители разрешили осесть в своей земле изгнанным из Персии и Византии еврейско-купеческим колониям. За довольно короткое время они сумели приблизиться к царскому двору и уже в кон. VIII в. совершили в каганате военно-политический переворот, свергнув управление тюрко-хазарской аристократии и захватив власть в свои руки. Согласно сведениям иудейско-хазарского кагана Иосифа, после смерти последнего языческого кагана Булана (790 г.) в Хазарии продолжительное время велись ожесточенные войны (по сути – гражданская война), в результате которых победу одержала иудейская партия во главе с незаконнорожденным от рабыни-еврейки сыном Булана – Обадией, который и был провозглашен каганом. В 799 году самозванец Обадия объявляет иудаизм официальной религией Хазарского каганата и начинает принудительное навязывание иудаизма жителям страны. Как отмечает д-р Плетнева, «новая религия не объединила, а наоборот, разъединила и без того шаткое государственное образование, возглавляемое хазарами. Принятие иудаизма каганом, царем и всей итильской знатью оторвало их от хазарской аристократии… Между итильской и провинциальной аристократией началась борьба за власть и влияние в каганате. Провинциалы и все, кто не принял иудейской религии, в том числе христиане и мусульмане, объединились против правительства… Борьба велась безжалостная, в ней гибли не только “фрондеры”, но и выдающиеся представители иудейской верхушки. В числе последних были, вероятно, сам Обадия и два его сына: Езекииль и Манасия…» Этнические савиро-хазары и славяно-русы, среди которых преобладали христиане и мусульмане, долгое время вели ожесточенную борьбу с захватчиками, однако в конце-концов последними с помощью печенегов и гузов были разбиты, и частью погибли, частью отступили к Венгрии и Руси (Надднепровью). Здесь они вступили в союз с местными князьями, пойдя, вместе с остатками свого войска, к ним на службу. Именно этим и объясняется появление хазарских поселений в Киеве, Чернигове и других древне-русских городах, а также значительное преобладание и влияние гунно-хазарских традиций в военных дружинах киевского князя-кагана. Киевские князья, воспользовавшись религиозной смутой в каганате, приложили большие усилия для того, чтобы превратить свою страну из “хазарской провинции” в новый государственно-политический центр Восточной Европы… По мнению некоторых исследователей, по примеру Хазарского каганата было создано и новое (дуалистическое) государственное устройство Киевской Руси: как и у хазар, главой государства был каган, который пользовался большим авторитетом и влиянием, однако в управлении ему помогал и решал большинство военно-политических вопросов князь-воевода. Именно этим, по-видимому, можно объяснить то, что в отечественных летописях рядом с Оскольдом Киевским упоминается его соправитель – Дир, которого арабский исследователь аль-Мусади называл величайшим среди славянских князей, владевшим многими городами и большими территориями. Что же касается традиционного упоминания в летописных списках обложения «хазарской данью» русских городов, то оно в исключительно хазарском понимании прекратилась именно с падением в Хазарии тюркюто-хазарской династии Ашина и перехода ее воевод на службу к Киевским князьям-каганам. С этого времени среди восточнославянских племен начинает свою историю «киевская дань», которую осуществляли нанятые Киевским князем-каганом савиро-хазарские и угорские дружины, а поэтому в народе они продолжали ассоциироваться с данью собственно “хазарской”. Об этом есть упоминание и архиеп. Георгия (Конисского) в его «Истории Русов». Со временем наименование “хазары” (“козары”), как признак принадлежности к особому социально-политическому слою – к военной дружине, вообще трансформировалось в название “козаки” (с тюрск. “койсаки”) и изредка использовалось на Руси рядом с тюркским словом “богатырь”. Так, например, в древнерусском былинном эпосе Илья Муромец еще со времен Владимира Великого неоднократно уважительно зовется «старым казаком».

Корабль русичей у стен дворца хазарских каганов, худ.М.Горелик

Необходимо отметить, что именно с этого периода история нового еврейского царства “Хазария” преисполнена постоянными военными конфликтами с древнерусскими славянами, которые под руководством савиро-хазарских военачальников начали совершать набеги на подконтрольные хазарским евреям города и поселения, а также грабить еврейских купцов-рахдонитов. В ходе этих войн недавние хазарские подданные – русичи быстро овладевают Азовско-Черноморским побережьем и даже Тавроскифией (Крымом), которые довольно продолжительное время пребывали под властью Хазарского каганата. Любопытны в этом отношении свидетельства арабских и греческих источников о каком-то древнем городе “Русия”, будто бы располагавшееся в 20 милях на запад от Матархи. Как утверждали проф. Бруно и Ю. Кулаковский, под этим городом необходимо понимать бывшую столицу Боспорского царства – Боспор (ныне Керчь), которым, очевидно, к тому времени прочно овладели русичи. Также не может быть случайностью и то, что арабские авторы еще в кон. VIII – нач. IX вв., то есть задолго до “норманского” завоевания Киева, Черное море называли “Русским”, без каких бы то ни было оговорок, как факт общепринятый. Очевидно, границы Киево-Русского государства уже тогда простирались далеко на юг, а знаменитые походы киевского князя или воеводы Бравлина (Бравлана) на Крым в кон. VIII в., овладение всем крымским побережьем от Херсонеса до Боспора, взятие Сурожа и принятие там Бравлином христианства были следствием длительной войны между русским Киевом и иудейским Итилем…
К слову, по мысли проф. Ю. Мулик-Луцика, эти войны правильнее было бы называть не русино-хазарскими, и именно русино-еврейскими. Хотя до сих пор не выяснено, насколько полнокровными евреями были эти новые правители Хазарии. Американский исследователь Дуглас Рид, ссылаясь на переписку хазаро-еврейского кагана Иосифа с Хасдаем ибн-Шапнетом, придворным кордовского султана, утверждает, что в результате кровосмешения между принявшими иудаизм тюрками и евреями возникла новая этническая группа – так называемые “ашкенази” (выражение кагана Иосифа), которые по своему происхождению были преимущественно тюркютами, а по вероисповеданию – иудеями, основавшими позже многочисленные иудейские колонии-гетто по всей Восточной Европе и даже в Германии. Эта новая тюрко-азиатская этническая группа, по мысли Дугласа Рида, и стала основой до того неизвестной группы “восточноевропейских евреев”, которые, в отличие от полнокровных евреев – западноевропейских – так называемых “сефардов”, общими с еврейской нацией имели разве что религиозные, но не этнические признаки. В связи с этим в Восточной Европе традиционно было принято называть их больше “жидами” (от “о-жид-ающие” Мессию-Мошиаха) или иудеями, то есть по вероисповедной, а не этнической принадлежности – то есть евреями; а западноевропейские “сефарды”, которые иммигрировали из Палестины в Европу через Северную Африку и Испанию, длительное время отказывались даже признавать их единокровными братьями. «Те тюрко-монгольские “ашкенази” не имели, таким образом, кроме веры, абсолютно ничего общего с евреями, известными к тому времени западному миру – сефардами». Что же касается савиро-хазарской военной дружины, которая перешла на службу к Киевским князьям-каганам, то она, как когда-то и пришлая скифо-сармато-аланская или гуннская дружины, ассимилировавшись в древнерусской восточнославянской среде, положила начало новой военно-аристократической прослойки древних русичей, передав им богатый государственно-культурный опыт.
По мнению многих зарубежных и отечественных исследователей, культурно-политическое влияние хазар на формирование древнерусской государственности было довольно значительным. По утверждению некоторых исследователей, под влиянием хазар произошло новое объединение юго-восточных племен, тогда как северо-восточные славяне объединялись под влиянием варягов и угро-финнов: «Имаху дань варязи из-за моря на чуди и на словенех, на мери и на всех кривичех. А хазаре имаху на полянех, и на серерянех, и на вятичех, имаху по билие и виверице от дыму». Этот факт Л. Гумилеву даже дал повод утверждать, что существовал некий хазаро-варяжский заговор против Руси… Насонов обращает внимание на то, что формирование в Северном Приднепровье великокняжеского домена – “Русской земли”, в узком понимании (то есть земель Киевщины, Черниговщины и Переяславщины), происходило в границах территорий тех племен, с которых когда-то брали дань хазары. Именно по этой причине у тогдашних местных (преимущественно полянских) славянских воинов-богатырей или казаков, в отличие от северо-русских и варяжских, доминируют гунно-хазарские прически – пучок волос (так называемый “оселедец”) на выстриженной голове и длинные усы, а киевские династические правители носят титул гуннских и хазарских царей – каган. Этим, кстати, в некоторой степени можно объяснить и ту путаницу, в которую попадают европейские авторы жития Свв. Кирилла и Мефодия, называя русичей “хазарами”, а их князей - “каганами”.
Следует отметить, что даже позже, с захватом Киева совместными дружинами варягов и поморских славян-ободритов и убийства ими последних наследников Киевой княжеской династии – Оскольда и Дира, посягания Руси на Хазарию, а также культурные отношения русичей и хазар не прекратились. Так, новый киевский князь-варяг Олег, объединивший северную или варяжскую (“внешнюю”) Русь с Русью центральной или Киевской (“внутренней”), изображается в летописи как наследник “хазарской дани”, его потомки претендуют на титул кагана и на хазарское наследие в Восточной Европе, а князь Святослав Игоревич в 964-965 годах даже идет военным походом для освобождения хазарского народа и силой свергает засилье иудейской элиты в Хазарском каганате. Как отмечает историк Н.Я. Половой, после разгрома Хазарии Святославом «местное население смотрело на власть русского князя как на законную и подчинилось ей без сопротивления». Заметим, что титул кагана (царя) носили и более поздние христианские Киевские князья: Владимир Великий, Святополк Владимирович, Ярослав Мудрый и Святослав-II Ярославич. Последний раз титул «каган» упоминается в древнерусских источниках в конце XII в. в «Слове о полку Игореве» относительно Олега Святославича, который княжил в последней четверти XI в. в Тмутаракани и именовался «архонтом Матархи, Зихии и всея Хазарии».

Продолжение следует

Сергей ШУМИЛО, специально для "УНИАН-Религии"

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter