Куликовська битва: насправді Пересвіт бився з тибетським монахом-магом (рос.)

12:25, 21 вересня 2017
225 0

Через шестьсот лет после Куликовской битвы открылись ее новые подробности.

"Ох, уж это бабско-православное воспитание! Вы что, теперь и читателей-мужиков надумали тряпками сделать? Мою жену и дочь будут насиловать, сына угонять в рабство, а мне что - поститься, молиться и всех прощать - по совету достопочтенной Марии Городовой? Как там в Библии про прощение сказано - до семижды семидесяти раз? Итого 490 раз? То есть всегда? Ага, разогнался: Бог, конечно, создал всех разными, да вот только полковник Кольт всех уравнял. Вы что, не в курсе: есть люди, понимающие только силу..." Клинт-Иствуд-не-промахнется

В курсе, уважаемый поклонник американских вестернов и лично актера Клинта Иствуда, в курсе, да, такие люди есть. И их много. Можно сказать, тьма-тьмущая, "имя им легион". Но и среди святых есть воины. Вспомним Пересвета, 21 сентября 1380 г. вступившего в прямой бой с Челубеем на Куликовом поле. Вспомним, что его, как и другого монаха - Ослябю, наш великий святой Сергий Радонежский благословил идти в войско Дмитрия Донского. Причем, согласно преданию, и Пересвет, и Ослябя были не просто чернецами, то есть монахами, но и схимонахами - иноками, избравшими предельное отчуждение от мира и от мирских дел ради служения Богу. И вот этих схимников преподобный Сергий Радонежский благословляет на битву - тут не измена словам Христа "любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас". Не отречение от принципа кротости - добродетели монашествующих. Тут ситуация, определяемая словами Спасителя: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих". Зло в лице многотысячной золотоордынской армии Мамая было сильно, оно угрожало жизням не одного - тысячей, его нужно было остановить.

Этот поединок многое значил. Челубей был не просто могучим здоровяком, сильнейшим из тех, кого мог выдвинуть на передовую Мамай. Челубей был обученным воином. И здесь я имею в виду не только боевую подготовленность. Вот что рассказывает наш современник епископ Митрофан (Баданин). В Троице-Сергиевой лавре есть монах, во времена своей юности увлекавшийся восточными духовными традициями и боевыми искусствами. С началом перестройки он с друзьями решил поехать прямо в Тибет - поступить в какой-нибудь буддистский монастырь. А с 1984 года монастыри Тибета уже были открыты, правда, с ограничениями, но по специальным квотам в них уже можно было попасть, и туда устремилась лавина иностранцев. Как говорят очевидцы, к такому нашествию адептов восточных практик и просто любопытствующих в самих монастырях относились крайне неприязненно. Монастырь - это строгая жизнь со своим укладом, туристы и непосвященные тут только помеха. Поэтому нашего будущего монаха и его друзей ждало разочарование, еще бы! Они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам, молитвам, проделали такой долгий путь, приложили столько усилий, а к ним да и ко всем приезжим такое, мягко говоря, отнюдь не возвышенное отношение. Недружелюбие продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Вот тут все изменилось - в миг, чудесным образом. Услышав, что приезжие русские, монахи начали переговариваться между собой, оживились, и в разговоре зазвучало слово "Пересвет".

Оказалось, имя русского монаха, жившего шесть столетий назад, записано в особой святой книге, где тибетцы фиксируют важнейшие духовные события. Победа Пересвета над Челубеем была занесена туда как раз как такое выдающееся явление, выпадающее из привычного хода вещей.

И тут, через шестьсот лет, "случайно" выяснилось, что противником нашего схимонаха Пересвета во время Куликовской битвы был не просто опытный воин и богатырь. Челубей был тибетским монахом, прошедшим подготовку не только в системе боевых искусств Тибета, но и освоивший древнейшую практику боевой магии - Бон-по. Причем Челубей достиг вершин этого посвящения и обрел статус "бессмертного".

"Словосочетание "Бон-по", - поясняет епископ Митрофан, - можно перевести как "школа боевой магической речи", то есть искусство борьбы, в котором эффективность приемов боя беспредельно возрастает за счет привлечения путем магических заклинаний силы могучих сущностей потустороннего мира - демонов (бесов). В результате человек впускает в себя "силу зверя", проще говоря, превращается в единое существо с демоном, некий симбиоз человека и беса, становясь бесноватым. Платой за такую услугу является бессмертная душа человека, которая и после смерти не сможет освободиться от этих жутких посмертных объятий сил тьмы. Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких избранных духами воинов-тибетцев всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то Челубей и был выставлен на единоборство с Пересветом, чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских".

И еще один важный момент. Удивительный бой не раз вдохновлял художников. Самые известные, пожалуй, картины Васнецова и Авилова явно не точны. Дело в том, что на этих полотнах оба воина изображены в доспехах, что искажает глубинную суть происходившего. Наш современник, гениальный художник, так рано покинувший мир, Павел Рыженко увидел сюжет точнее: Пересвет выходит на схватку без доспехов, в облачении русского монаха великой схимы и с копьем в руке. Потому-то он и сам получил тяжелую рану от Челубея, но "бессмертного" убил. Как в схватке библейского Давида против исполина Голиафа, наш Пересвет вышел на бой не в доспехах и с совершенным оружием, а защищенный именем Бога и во имя Его: "Не мечом и копьем спасет Господь! С тобой сила, а со мной Господь!" Победа Пересвета над Челубеем стала не просто вдохновляющим примером для всего войска: монах-схимник, монах, отвергнувший заботы мира, принял вызов силы тьмы в прямом, буквальном смысле слова.

Предвижу вопрос от таких же, как автор сегодняшнего письма, поклонников полковника Кольта: "Но ведь Бог-то его и не защитил". Да, Пересвет отдал свою жизнь "за други своя", за Родину, во славу Господа. Но жизнь человеческая, и особенно жизнь святых, не ограничена рамками этого мира. Кстати, так же, как битвы добра со злом. Они ведутся не только здесь...

Продолжение следует.

"Российская газета".

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter