этот материал доступен на русском

Іісус Христос у творах мистецтва (рос.)

15:07, 27 грудня 2018
Суспільство
1458 0
Христос в искусстве / vaticannews.va

В великом множестве произведений искусства Иисус Христос, Тот, для Кого, согласно апостолу Павлу, всё было сотворено (Кол 1,16) и в Котором всё существует, представлен как ребёнок.

Парадокс воплощённого Бога, а следовательно, и Бога-новорождённого или мальчика, представлен во всех тех картинах, фресках, мозаиках или скульптурах, которые на протяжении многих веков христианского искусства делали попытки описать детство Сына Божьего. Если на самом деле в Евангелиях мало говорится о первых годах жизни Искупителя, то художники всегда пытались с помощью своего воображения восполнить эту скудность деталей. Поэтому наследие образов, на которых Иисус изображен в детстве, огромно. Многие эпизоды детства Христа были переведены на визуальный язык: Рождество, Поклонение пастухов, Поклонение волхвов, Принесение во Храм и Обрезание Иисуса, Бегство в Египет, Иисус и законоучители. Не говоря уже о изображениях со Святым Семейством и Мадонны с Младенцем.

Согласно священным писателям, вифлеемские пастухи и три восточных мудреца видели новорождённого Христа. Поколения художников с помощью своих красок  пытались дать нам ту же привилегию – стать зрителями этой сцены. Например, «Рождество» Пьеро делла Франческа является последней работой мастера, описывающей первый день Сына Божия на земле. Младенец на переднем плане, на синей бархатной драпировке. Дева из Назарета, ныне Матерь Божья, поклоняется Сыну. Она кажется нам хрупким подростком в молитве. Позади Неё сидит задумчивый Иосиф, а рядом с ним стоят два простых и скромных пастуха, которые осознают всю важность события пришествия Христа, потому что один из них указывает на божественный свет кометы. Хор ангелов песней прославляет чудо Воплощения. Тайна Рождества представлена ​​Пьеро в ветхой хижине, превратившейся в серые руины, состоящие из маленьких камней и увенчанные сорняками. Пейзаж на заднем плане напоминает верхнюю долину Тибра. Рисунки и образы свободно размещены в пространстве и как бы  застыли в вечной неподвижности в этом изображении святой ночи Вифлеема, когда Божество пожелало освободиться от Своей силы и бесконечного совершенства и новорождённым младенцем встретиться с нами в истории.

В Дрезденской галерее старых мастеров другая картина, написанная около 1530 года Корреджо, описывает Поклонение пастухов с необыкновенными световыми эффектами. Тьму ночи пронизывает яркий свет, исходящий от Младенца. Это первые часы пребывания Сына Божьего на земле. В ту ночь совершенно Другой, таинственное, трансцендентное и далекое существо, явило Себя в человеческом облике. Пастухам об этом событии объявил ангел. Волхвам об этом сказали звезды. И именно они - возможно, халдейские священники, или астрологи персидского двора, или арабские князья, но на картине, конечно, цари - узнают великую тайну: этот родившийся Младенец был одновременно Царём, Человеком и Богом. Царём, которому они принесли золото; Богом, Которого они почтили ладаном, Человеком, готовым принять смерть, а затем быть похороненным с миром.

Волхвы покинули свои земли и дворцы только на мгновение, которое затем на протяжении веков изображалось на множестве художественных полотен: волхвы следовали за тонкой полоской света, отражавшейся на песках далеких пустынь, чтобы понять, что этот Младенец - обещанный на протяжении столетий и долгожданный Царь. На картине Доменико Венециано, написанной в начале XV века, волхвы также приближаются к Младенцу со своими дарами, в торжественной тишине. Самый пожилой из них распростёрся на земле и целует ножки Младенца, в то время как звезда кометы исчезает в лучах утренней зари. Счастливые своим открытием, эти три восточных владыки до сих пор представляются во всём великолепии красок, в часовне Палаццо Медичи во Флоренции, среди тюрбанов, верблюдов и леопардов, рождённых воображением Беноццо Гоццоли.

На великолепном холсте Андреа Мантеньи показан момент, когда Мария из Назарета представляет божественного Младенца в Иерусалимском храме. Моисеев Закон предписывал посвятить Господу каждого первенца, и Евангелие от Луки повествует о том, как Мария и Иосиф соблюли этот обычай. Мантенья написал Младенца в пеленах, со слезами на глазах. Старый священник возвращает Его на попечение Матери. Кисть падуанского художника также воссоздала ещё один важный момент детства Сына Божьего: во Флоренции, в Галерее Уффици, находится картина, темпера на дереве, на которой Мантенья представил обрезание Младенца. Операцию, которая для евреев является знаком завета с Богом, собирается выполнить священник с ножом. Как и на многих других картинах на ту же тему, среди персонажей есть помощник с подносом в руках.

Маленький Иисус в объятиях Марии. Иосиф и другие фигуры в обрамлении торжественной архитектурной обстановки участвуют в обряде. Столкнувшись с тайной Всемогущего Бога, рождённого женщиной и увитого пеленами, даже Ориген, христианский мыслитель ранних веков, не скрывал своего удивления:

«Из всех чудес и великих дел, относящихся к Нему, в особенности то возбуждает удивление человеческого ума -- и слабая мысль смертного существа никак не может понять и уразуметь в особенности того, что столь великое могущество божественного величия, -- что Само Слово Отчее и Сама Премудрость Божья, в Которой сотворено все видимое и невидимое, находились, как нужно этому веровать, в пределах ограниченности человека, явившегося в Иудее; что Премудрость Божья вошла в утробу матери, родилась младенцем и плакала, по подобию плачущих младенцев».

Согласно Оригену, было невозможно понять тайну, которая выходит за пределы нашего разума. Многие священные писатели размышляли над тем, что Слово, исходящее от Отца - как совершенный и не подверженный никакому развитию и росту Бог - стало подобным нам и, следовательно, ребёнком, желающим расти телом и разумом, с первых шагов детства, шаг за шагом, до зрелости. Художники размышляли об этой загадке даже больше, чем богословы. Например, Младенец появляется на многих картинах, которые напоминают о бегстве Святого Семейства в Египет, где мы видим ребёнка на руках у Марии, сидящей на спине осла. В картинах на тему «Отдых во время бегства в Египет», которая была особо близка искусству барокко, Богоматерь с Младенцем сидят под пальмой, рядом с ними Иосиф, на земле лежит свёрток, на заднем плане виден ослик, а над ними кружатся ангелы. Иногда дерево сгибает свои ветви, чтобы предложить Младенцу финики, или Мария стирает одежду в реке, а Иосиф заботится о Младенце.

Художники пытались представить детство и юность воплощенного Бога, Который на картинах «Возвращения из Египта» предстаёт уже большим ребёнком. На картинах с изображением Святого Семейства в Назарете Мария шьёт или читает с ребенком на руках, в то время как Её супруг как хороший плотник трудится за рабочим столом. Или вся семья сидит за трапезой. Шедевры Леонардо или Рафаэля напоминают нам, что одной из самых распространённых была тема Девы с Младенцем Иисусом и Иоанном Крестителем: по возвращении из Египта Святое Семейство остановилось в доме родственницы Марии, Елизаветы, чьё дитя, будущий святой Иоанн Предтеча, уже проявило уважение ко Христу.

Очевидно, что классической картиной, где можно созерцать тайну маленького Бога, является изображение типа «Мадонна с Младенцем», образ, который до сих пор доминирует на стенах европейских музеев. В изображениях Младенца Иисуса повторяется одна деталь: упоминания и предзнаменования о Его судьбе как Искупителя. Поэтому на некоторых картинах на тему Рождества можно заметить среди даров, предлагаемых пастухами, ягнёнка со связанными ногами, символ жертвенного Агнца. Пальмовая ветвь, часто изображаемая художниками в «Бегстве в Египет», является символом христианского мученичества. Если Младенец Иисус изображён за столом с Марией и Иосифом, то хлеб и чаша указывают на евхаристическую жертву, либо есть указания на то, что бревно, лежащее на рабочем столе Иосифа, будет использовано для креста. Тема обрезания сама по себе является предзнаменованием, поскольку во время этого обряда кровь Искупителя пролилась впервые. Не говоря уже о Сретении, когда ветхозаветному Симеону предстояло пророчествовать о будущей жертве.

Даже предметы, которые Младенец держит в Своих руках на картинах, изображающих Его с Матерью, имеют символическое значение, которое указывает на Его миссию. Если Он держит яблоко, традиционно считающееся плодом знания, это намекает на Его роль Искупителя. Виноград олицетворяет евхаристическое вино. Например, на  картине Мазаччо «Мадонна с Младенцем», хранящейся в лондонской Национальной галерее, Иисус-Младенец одной рукой ощипывает гроздь винограда, а другой подносит виноградинки ко рту. Белый и черный виноград вместе означают кровь и воду, истекшие из прободенного бока распятого Сына Человеческого. Зерна пшеницы означают Евхаристический хлеб, вишня – плоды райских деревьев, а гранат напоминает о Воскресении. Ягнёнок  напоминает о жертве Христа, как на одной из картин Леонардо. В «Мадонне со щеглом» Рафаэля в Галерее Уффици мы видим маленького Иисуса, играющего с птицей: согласно легенде, щегол пролетел над головой Христа, распятого на Голгофе, и снял с лба шип. Так в оперении маленькой птички появились красные пятна от капли крови Спасителя.

Есть ещё один интересный евангельский эпизод, который многие художники пожелали описать. Иисусу было двенадцать лет, и Он вместе со Своими родителями отправился в Иерусалим на празднование Пасхи. После праздника Мария и Иосиф отправились в Назарет, думая, что мальчик шёл где-то рядом с односельчанами. К вечеру они начали искать Его среди родственников и знакомых и, не найдя, вернулись в Иерусалим, где Иисус остался без ведома родителей. После трехдневных поисков они обнаружили, что Он слушает и расспрашивает законоучителей в Храме, поражая всех Своим разумом и  ответами. Увидев Его, Мария была удивлена: «Чадо! что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя. Он сказал им: зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лк 2,41-51).

Многие художники описывали этот эпизод из жизни Мессии. Как правило, сцена происходит внутри Храма Соломона. Двенадцатилетний Иисус находится в центре группы седовласых старцев, которые слушают Его с восторгом. На некоторых картинах Младенец считает приводимые Им аргументы на пальцах. Мария и Иосиф изображались входящими со стороны; порой Мария держит руку на плечах Христа, пытаясь увести Его и упрекая. Среди прочих, фра Анжелико написал Иисуса подростком среди законоучителей на одной из панелей шкафа для серебра, который сейчас находится во флорентийском музее Сан-Марко. Это важная тема, потому что речь идёт о первом задокументированном свидетельстве об Иисусе как учителе. Но это также история о беззаботности двенадцатилетнего мальчика, Который заставил Своих родителей переживать. Человеческое и Божественное переплелись здесь в единую тайну, в которой смешались власть Сына Божия и взросление подростка.

Алессандро Скафи, Радио Ватикана

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter