Середа,
20 вересня 2017
Наші спільноти

Швейцарський монах-богослов Гавриїл у Києві: Я знаю, як ваша гарна і багата країна зараз страждає (рос.)

Київ відвідав відомий швейцарський богослов, патролог і духовний наставник схиархімандрит Гавриїл (Бунге). Біографія 76-річного старця унікальна. У 22 роки отець Гавриїл став католицьким ченцем ордена бенедиктинців, але у віці 70 років перейшов у православ'я.

Фото pravmir.ru
Фото pravmir.ru

Киев посетил известный швейцарский богослов, патролог и духовный наставник схиархимандрит Гавриил (Бунге). Биография 76-летнего старца поистине уникальна. В 22 года отец Гавриил стал католическим монахом ордена бенедиктинцев, но в возрасте 70 лет обратился в православие. По его собственному признанию, даже будучи католиком, отец Гавриил чувствовал духовную принадлежность к православной традиции.

Схиархимандрит Гавриил посещает Украину впервые. Где бы он ни появлялся, его тут же окружает множество верующих, желая получить духовный совет.

«Отец Гавриил, мне снятся сны, могут ли они быть вещими?», - подбегает с вопросом к старцу мужчина в Киево-Печерской лавре. «Сны бывают очень разные, и чаще всего нам снится то, что мы уже видели, то, что мы вспоминаем. Есть сны от Бога, но они бывают очень редко», - степенно отвечает старец, стараясь каждому уделить внимание.

В столице отец Гавриил пообщался с монахами Киево-Печерской лавры, встретился с верующими в галерее «Соборная» при кафедральном соборе Украинской Православной Церкви. Желающих задать вопрос известному богослову, собрался полный зал. Старец отвечал на трех языках: французском, немецком и итальянском.

О чем говорили на встрече и что отец Гавриил рассказал Центру информации УПЦ эксклюзивно - в этом материале.

О военном конфликте

«Обе стороны должны искать компромисс. Очень хорошо людям было бы вспомнить, что было в мирное время, перед войной. Я был в одном классе, где ученики говорили и писали каждый на своем языке: кто-то на русском, кто-то на украинском, и это было нормально. Я никогда такого не видел. Например, в Швейцарии такое представить трудно: у нас 4 официальных языка, но не все говорят на них. У вас очень богатая страна, у вас есть абсолютно все, и земля, прежде всего. Я смотрю на вашу богатую землю и уверен, что вы должны жить только в мире и развиваться. Все это должно быть возможным. Я надеюсь, что вы будете жить в мире».

О расколе 

«Самая большая проблема это разделение на части, но не по вере, а по личным взглядам. Таких ситуаций в истории в разных странах было множество, прежде всего - в Америке, когда разделялись по политическим, историческим мотивам. Но ясно, что это не то, чего хочет Господь. Монахи должны больше трудиться в этом отношении, и самая большая проблема здесь - наши страсти. Все должны быть готовы попросить друг у друга прощения, поклониться друг другу. Перед Господом мы должны будем ответить за каждое слово, даже пустое, а если это такие важные вопросы, то спрос с нас будет намного больше».

О православии

«Прежде чем прийти в университет, будучи молодым человеком, я уже знал про истинное монашество святых отцов. Эти знания я почерпнул из таких книг как «Патерикон», «Добротолюбие» и труда «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». Благодаря чтению этих основных текстов в моем сознании очертился образ истинного монаха, которого я никогда не встречал в жизни, так как в Кельне, где я родился, не было монастырей черных монахов-бенедиктинцев. 

В 1961 году я поехал на месяц в Грецию, но задержался там на два месяца, так как ощутил там себя очень хорошо. Пережитый тогда опыт, стал для меня определяющим для моей жизни как монаха и христианина. Именно в Греции в личности архимандрита Серафима я увидел живой пример того образа истинного монаха, который уже был в моем сознании благодаря чтению. Отец Серафим стал первым моим духовным отцом. Но в Греции я впервые резко столкнулся с драмой разделения между православным востоком и католическим западом. В 21 год я еще не был готов ни интеллектуально, ни духовно принять этот вызов.

В 1962 году я вступил в Бенедиктинское аббатство в Бельгии, где надеялся пережить то, чему научился в школе святых отцов, и что собственными глазами видел в Греции. Я долго считал, что лекарством, которое сможет заживить открытую «рану» разделения, является поиск примирения между востоком и западом.

Мне казалось очевидным, что единство Церкви это не предмет веры, а предмет возобновления на основе общего предания. Но, в конце концов, я склонился пред очевидностью того, что примирение между востоком и западом на Церковном, институционном уровне - невозможно.

Я понял, что на это способна только личность, а институции не могут дать задний ход. Этот вывод показался мне единственно верным из возможных, поэтому в 2010 году я подал прошение формально принять меня в лоно Православной Церкви, к которой давно уже принадлежал духовно. Только лишь духовного общения было для меня мало, я желал полного общения в Таинствах».

О времени и молитве

«Ко мне приходит все больше людей, поэтому времени на молитву остается все меньше. Я спрашивал у старцев в России как мне быть в этой ситуации. Оба старца в разное время и разные годы сказали мне одно и то же: если не хватает времени, то необходимо время, которое есть заполнять Иисусовой молитвой. Эта молитва благодаря своей краткости как дыхание.

Монах, если он хочет быть хорошим монахом, должен многое отдать и многое раздать. То, что ему остается - это его собственные силы и его решимость что-то делать. Когда человек становится старше, то постепенно лишается всего, что имел в молодости: здоровья, сил и времени, которое он мог посвящать Богу и в этом смысле он становится бедным. Но я благодарен Богу за то, что хоть я и обеднел, Иисусова молитва осталась частью моей жизни».

Об исповеди

«Нужно разделять исповедь и духовную беседу. Очень много людей часто хотят говорить на исповеди о своей жизни, об отношениях с другими людьми, и исповедь становится бесконечной. На исповеди необходимо говорить только о своих грехах. В духовных же беседах можно говорить обо всех трудностях и проблемах в жизни, которые нужно решить.

Часто я исповедую людей, которые готовятся к причащению и они приходят с перечислением своих грехов, но потом я принимаю каждого, и мы говорим об их проблемах отдельно. Нужно воспитывать людей, чтобы на исповеди они говорили о грехах, а не о своих проблемах. Но обе эти формы разговора духовникам необходимы. Это большое и сложное задание для клира, поэтому монахи должны помогать белому духовенству, потому что они призваны для духовной беседы».

О духовных наставниках

«Тема духовного отца одна из самых глубоких. Я знаю труды святых отцов, но в некоторых случаях, даже если ты знаешь хорошо ответы святых отцов - это не та ситуация, когда это прямо относится к вопросу, который ты задаешь себе сам и я тоже часто должен спросить совета. В моем возрасте это не просто, поскольку досточтимые отцы не хотят мне давать советов из уважения. Как и где найти настоящего старца, чтобы получить совет?

Но вопрос не в отсутствии старцев, а в том, что у нас самих нет духа сыновнего или дочернего. Когда я был молод и жил в монастыре, я всегда совершал молитву. Я просил у Господа, чтобы он дал такому-то отцу слово для меня, и дал мне ухо, чтобы услышать его».

О браке

«Я знаю прекрасных молодых людей, которые не находят себе спутниц и столько же замечательных женщин, которые не могут найти себе достойного спутника. Почему так происходит мне трудно ответить, это известно одному Господу. Возможно, у молодых парней и девушек нереалистические ожидания и завышенные претензии. Я думаю, что у них неверное представление о браке и долг священника прояснить реальное предназначение христианского брака.

Реклама, фильмы и многие другие вещи, которыми пестрит телевидение, дают кучу всего, кроме того, что могло бы пролить свет на то, что такое настоящий брак. Например, мой друг, у которого пятеро детей и он 50 лет прожил вместе с женой, говорит о том, что его родители всегда рассматривали брак как священную обязанность. Тут вопрос состоит в настоящем терпении, а не реактивности, когда при первом же конфликте супруги идут налево».

О том, стоит ли православным обращать в свою веру иноверцев

«У меня очень много близких друзей католиков. Первый человек, которого я принял в православие - это моя родная сестра. Но Православная Церковь не занимается прозелитизмом. Мы не тянем людей за рукав, как это делают сектанты.

Наши друзья: католики, протестанты видят, как мы живем и если мы светло живем, они начинают интересоваться нашей верой. Но действует Сам Господь, не мы, а Дух Святой. Я один никого не обратил, но принял уже шесть человек в православную традицию. Бог прибегает к нам как к орудию.

Я всегда говорил, что духовный отец - это веник за шкафом. Когда Господу нужно, он достает его из-за шкафа и подметает, а когда дело сделано, снова ставит за шкаф.

Все что я пытаюсь сделать - это быть неплохой метлой. Сам по себе веник ничего не умеет, это просто инструмент. И каждый христианин должен быть таким.

Как был обращен античный языческий мир? У язычников вызывало изумление как христиане относились друг к другу. Не было миссионерских обществ, каждый христианин был апостолом и сегодня должно быть так же».

О способе достижения мира

«Вопрос о мире, особенно в вашей стране, играет ключевую роль. В вопросе о мире, очень важно помнить, что есть мир, который дает Христос, и есть мир, который идет от мира сего. Для того чтобы хранить внутренний мир, данный Христом, нужно обязательно и точно соблюдать заповеди Христовы.

Когда у человека возникает вопрос делать ему что-то или нет, нужно сразу задавать себе вопрос: благословил бы этот поступок Христос или нет?

Апостол говорит, что Христос наш мир. В современном мире немало насилия, связанного с формами религиозной жизни, но Евангелие не дозволяет никакого насилия, связанного с нашей жизнью. Это очень ясно и точно определено.

Пожелание Украине

«Я знаю, как ваша красивая и богатая страна сейчас страдает. Знаю, сколько внутренних разделений и как много на вас обрушивается несчастий, но насилием не решить проблемы. Святое Писание говорит, что Моисей был самым кротким человеком на земле. Мы знаем, что Моисей не был слабым человеком. Когда в пустыне поклонялись золотому тельцу, и было отступление, Господь хотел уничтожить народ Израиля.

Но Он сказал Моисею выйти оттуда и «из тебя я сотворю новый народ». Но Моисей сказал: «Нет». Он стал перед народом и сказал: «Прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал». Для того чтобы не наказывать Моисея, поскольку Моисей не согрешил, Господь простил весь народ. Один святой может отвести гнев Господень от целого народа. Я вам желаю таких святых».

Центр информации УПЦ

Читайте про найважливіші та найцікавіші події в УНІАН Telegram та Viber
Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Чи подобається Вам новий сайт?
Залиште свою думку