Середа,
23 серпня 2017
Наші спільноти

Конфликт в Китаево: Первопричиной конфликта является земельный вопрос

Религия в Украине

16 сентября. Религия в Украине. К теме конфликта в Китаево мы уже обращались ранее (статья «Где зарыта собака в Китаево?» от 17 августа 2009 года, в которой изложена хроника противостояния), однако за прошедшее время страсти не улеглись, и конфликт не был исчерпан. «Китаевская тема» не исчезает с новостных лент, а жилищный вопрос жителей ул. Китаевской так и не решен. Поэтому мы решили обратиться к тем, кто компетентно и взвешенно может поведать об истоках противостояния и прояснить истинные причины и мотивацию действующих сторон. Наши собеседники – настоятель Свято-Троицкого Китаевского мужского монастыря архимандрит Прохор (В. Г. Костюченко) и президент общественной организации центр «Православная правозащита» Олег Шелудченко

Вопрос «Религия в Украине»: Расскажите немного об истоках сегодняшней ситуации.
Ответ наместника: Чтобы не вдаваться в далекую историю, хочу просто сказать в двух словах, что монастырь был закрыт в ХХ веке, в 1933 году. Возрожден в 1993 году. То есть 60 лет монастыря по сути не было. Когда государство приняло разумное решение, чтобы вернуть все это Церкви, то монастырь начал функционировать согласно решению Священного Синода УПЦ.
Для темы нашей беседы важно подчеркнуть, что ранее весь комплекс монастырских сооружений находился на балансе Министерства аграрной политики, которое и распоряжалось движимым и недвижимым имуществом. Конечно же, все это имущество изнашивалось, требовало все большего внимания и финансовых средств. Исходя из этого, МинАПК обратилось в тогда еще Московскую районную государственную администрацию в г. Киеве, с тем, чтобы передать комплекс сооружений на ул. Китаевской на баланс районной власти. К тому времени в отдельных зданиях этого учебно-производственного комбината проживали люди, которым это жилье предоставлялось как временное, согласно министерскому приказу. Однако, районная администрация не пошла на такой шаг, отказавшись решать проблемы имущественные и жилищные. Обосновали это решение тем, что много хлопот связано с восстановлением строений и устройством людей, а денег в коммунальном бюджете не хватает, и предложили министерству решать свои трудности самостоятельно. Потом на одном из заседаний повторно вынесли «отказное» решение.
В.: Каковы были последующие действия МинАПК?
Ответ наместника: Представители министерства приехали сюда, чтобы на месте оценить ситуацию. Следует сказать, что после создания учебного комбината здесь действовала школа пчеловодов, созданная на основе бывшей монастырской пасеки. Естественно, после развала Союза никто этим вопросом не занимался, здания ветшали, оборудование приходило в негодность. Поэтому чиновники аграрного ведомства решили одним выстрелом убить двух зайцев: избавиться от головной боли по финансированию ремонта и выселения, и совершить благое дело – передать комплекс строений в распоряжение Церкви. Было подготовлено распоряжение Кабинета Министров Украины о том, что целостный имущественный комплекс будет передан «Китаевскому пустынскому скиту».
Уточнение Шелудченко: Понятие целостного имущественного комплекса предполагает, что передается весь объект целиком: не только здания, но и активы, пассивы, и все материальные остатки. Все это было перечислено в акте приема-передачи, согласно которому все, чем раньше владело МинАПК, передавалось монастырю.
Ответ наместника: Все это имущество мы по акту приняли на баланс. И все. Распоряжение Кабмина вступило в силу и теперь может быть отменено только равноценным или более высоким юридически документом.
В.: Но ведь правительство не отменяло это распоряжение?
Ответ наместника: Не отменяло. Однако в ситуацию вмешалась районная госадминистрация и в октябре того же, 2002 года, приняла решение о том, что те помещения, скажем так, «условно жилые», где проживают люди, (раньше эти помещения были монастырскими келиями) должны быть переданы на баланс района. А распоряжение КМУ таким образом не исполняется. С юридической точки зрения, это – нонсенс. Потому что не может никакой орган муниципальной власти отменять решения высшей исполнительной власти в государстве.
Уточнение Олега Шелудченко: Тут следует обратить внимание на следующее. Принимать на баланс что-либо можно тогда, когда тебе это что-то передали. А монастырь НИЧЕГО не передавал районной администрации. Это вопиющая самодеятельность со стороны районной власти, равносильная тому, как если бы вдруг по чьей-то прихоти райсовет наделил бы себя полномочиями Киевского городского совета. Да, решение райадминистрации могло быть действенным, если бы была соблюдена процедура. А поскольку этого не произошло, то решение райадминистрации носило исключительно волюнтаристский характер.
Ответ наместника: Действительно, в приказе МинАПК предлагалось вопрос о расселении людей решать силами районной власти, поскольку министерство не имело необходимых средств.
Уточнение Олега Шелудченко: Как мы можем охарактеризовать ситуацию с юридической точки зрения? Государство на базе законодательства, касающегося возврата культовых сооружений (это следующие нормативно-правовые акты: Закон Украины „О свободе совести и религиозных организациях" от 23.04.1991г., Указ Президента Украины „О мерах по возврату религиозным организациям культового имущества" от 04.03.1992г., Указ Президента Украины „О неотложных мерах по окончательному преодолению негативных последствий политики тоталитаризма бывшего Союза ССР относительно религии и восстановлению нарушенных прав церквей и религиозных организаций" от 21.03.2002г., Распоряжение Президента Украины „О возврате религиозным организациям церковного имущества" от 22.06.1994 г., Постановление Кабинета Министров Украины „Об условиях передачи культовых строений - выдающихся памятников архитектуры религиозным организациям" от 14.02.2002г., Распоряжение Кабинета Министров Украины „О перспективном плане неотложных мер по окончательному преодолению негативных последствий политики бывшего Союза ССР относительно религии и восстановления нарушенных прав церквей и религиозных организаций" от 27.09.2002г. – А.Д.) в лице правительства приняло распоряжение, а в лице министерства – передало объект Церкви. И умыло руки в вопросе дальнейшей судьбы тех, то жил в этих домиках на ул. Китаевской. За прошедшие семь лет ситуация лишь усугубилась. Поскольку районная власть не только не отселила людей, но и потеряла контроль за тем, сколько реально людей проживает, сколько зарегистрировано.
В.: А в акте приема-передачи не было указано, сколько людей проживало на то время в домиках? А относительно метража этой площади были какие-то сведения?
Ответ наместника: Все эти домики – это вообще нежилой фонд. То есть это помещение, где могли бы жить люди – не сарай, не хлев, не конюшня, но и жилым фондом в настоящем понимании этого слова они не являются. Более того, отдельным распоряжением службы охраны памятников эту площадь запрещено приватизировать, поскольку монастырский комплекс является археологическим и историко-архитектурным памятником. Монастырь постоянно обращается к властям с тем, чтобы решить вопрос отселения людей и предоставить им достойное жилье. Однако нас не слышат
В.: А тогда, в 2002 году, был ли проведен аудит: сколько живет, сколько прописано людей? Вы располагали такими сведениями?
Ответ наместника: У нас есть документация о том, сколько там проживает людей, есть карточки регистрационные. Хотя многие из тех, кто там проживает, не зарегистрированы, а просто снимают жилье. Поэтому реальный контроль за численностью жителей утерян. Многие люди, которые вроде жили здесь раньше, уже получили квартиры в Киеве. Однако это их заработок, они пускают квартирантов.
"Первопричиной конфликта является земельный вопрос"
Вообще тема сосуществования монастыря и светских людей на одной территории – сложная. Потому что в монастыре свой устав, свои порядки, а у мирских людей – свои представления о том, как им жить. Я не раз встречался с жителями, пробовал убедить их в том, что для всех будет лучше, если решить вопрос с отселением полюбовно. Однако пока что мои усилия успехом не увенчались.
В.: И вот сейчас это непонимание вышло на другой уровень, когда мы наблюдаем, по сути, эскалацию конфликта?
Ответ наместника: Пожалуй. Однако первопричиной конфликта, его истинной подоплекой является на самом деле не домики, и не жители, а земельный вопрос. Существует некая коммерческая организация, которая получила в аренду прилегающие к монастырской территории земли и теперь хочет возвести на этих землях торгово-развлекательный комплекс. Но ведь это кощунство – строить на территории кладбища какие бы то ни было объекты. Тем более что эта местность имеет историческое значение, поскольку там осуществлялись захоронения с 17 века. Мы провели большую архивную работу и установили уже принадлежность почти 90 захоронений из имеющихся на кладбище. Хочу отметить, что мы встречались с представителями этой коммерческой организации, претендующей на земли монастыря. Встреча эта состоялась в Киево-Печерской Лавре при участии архиепископа Павла (Лебедя) и председателя Голосеевского районного совета Сергей Садового. Казалось бы, ее участники достигли консенсуса в том, что нужно постараться уладить конфликт мирным путем, найти компромисс. Однако, к сожалению, паузы в «военных действиях» против монастыря мы не наблюдаем. Опять появляются заказные материалы в СМИ, проводится агитация среди китаевских жителей, провоцируются волнения среди общественности.
В.: Когда было принято решение о восстановлении монастырского кладбища?
Ответ наместника: Мы постоянно занимаемся благоустройством и восстановительными работами.
Уточнение Шелудченко: В православных обителях кладбище является неотъемлемой частью монастырского комплекса. Там проводятся определенные уставные богослужения, поэтому отобрать кладбище у монастыря равносильно тому, что забрать часть храма.
В.: Эта частная структура имеет акт о праве собственности на спорный участок земли?
Уточнение Шелудченко: Суть вопроса состоит в том, что, после того как монастырю был передан целостный имущественный комплекс, монастырь в установленном порядке обратился к киевской городской власти с тем, чтобы провести процедуру отвода земли. Согласно ныне действующему законодательству эта процедура предполагает определенные этапы. Вначале следует получить разрешение на оформление землеустроительной документации. В документах указывается, о каких землях идет речь. Монастырь заключает договор с соответствующей организацией. Такой договор был заключен монастырем, чтобы землеустроительная организация готовила пакет документов для принятия решения Киевсоветом.
Как же развивалась ситуация с землями Китаево? Произошло то, что невозможно представить ни в одной из мало-мальски цивилизованных мировых столиц, а, возможно, и в других областных центрах Украины. Нарушая права монастыря, нарушая установленный порядок процедур, киевская власть выдала разрешение на проведение землеустроительных работ некой частной структуре с мифическим названием, за которой стоит группа частных лиц. Произошло это с демонстративным попранием закона, поскольку часть земель в этой зоне относится к официально установленному археологическому заповеднику, часть – к архитектурному заповеднику. Часть относится к природоохранной зоне. Но, несмотря на это, частная структура получает в аренду на длительный срок в этом районе 59 га земли. Чтобы представить наглядно размер этой территории, приведу пример: 59 га – около половины Старого города Иерусалима. Можете представить, какова была бы реакция государства Израиль, если бы нескольким частным лицам выделили половину Старого города? Это немыслимо. Решения принимались так: эти 59 га были разбиты на несколько участков. Этот способ давно известен и широко используется, поскольку в случае каких-либо проблем возвращать землю государству можно будет лишь частично. Есть еще и другие методы. Те, кто эту землю выделял, понимали, что нарушают нормы закона и будут нести за это ответственность.
Как все происходило? Заявитель – частная структура обращается в Киевсовет за подписанием договора. Клерк из Киевсовета отказывает. Заявитель подает документы в суд к определенному судье, и этот судья принимает нужное решение. Говорю об этом абсолютно открыто, поскольку в профильном подкомитете Верховной Рады уже изучается вопрос касательно профпригодности указанного судьи. Параллельно информация будет направлена в дисциплинарные органы, контролирующие деятельность судей.
Однако вернемся к процессу заключения договора аренды. Судья принимает решение, согласно которому Киевсовет обязан подписать арендный договор с частной структурой. Что и было сделано. При этом следует учесть еще один – временной – фактор. Все это происходило в период «междуцарствия» март-апрель 2006 года, когда на выборах столичного головы победил Л.Черновецкий, однако еще не вступил в должность, и у предыдущих хозяев здания на ул. Крещатик, 36, оставались считанные дни для их неблаговидных делишек.
Еще одно обстоятельство. Позвольте уточнить, какая сумма указана в договоре в качестве платы за аренду земли. Так вот, гектар земли передан частной структуре по арендной ставке около 9 грн. в месяц за один га. Умножаем 9 грн. на количество гектаров, то есть 59, и получаем сумму, не превышающую 100 долларов. Таким образом, выходит, что половину Старого Иерусалима можно арендовать за 100 дол в месяц! Удивительно, не так ли. Вот почему я называю этот случай одной из крупнейших земельных сомнительных сделок в истории г. Киева.
Далее отмечу, что заявителей (то есть уже упоминавшуюся частную структуру) не остановили ни статус охраняемой земли, ни наличие монастыря, поскольку им мало оказалось выделенных гектаров, а понадобилось просочиться на территорию монастыря, где располагается кладбище. Вот поэтому, когда здесь появились эти горе-коммерсанты, монахи начали отстаивать свои права на кладбище, что и является главным стержнем резонансного «китаевского» конфликта. Не взаимоотношения монахов с людьми, а земля на кладбище и в черте монастыря. И монастырь, и священноначалие ходатайствуют о получении достойного жилья для тех, кто ютится в домиках на Китаевской.
"Первопричиной конфликта является земельный вопрос"
Однако в этой точке сошлись интересы жильцов и коммерсантов. Произошло внешне неожиданное, но понятное по предыдущим действиям явление: эта структура, вместо того чтобы остановить строительные работы либо начать переговоры с монастырем, по всем законам рейдерской войны запускает комплекс мероприятий, направленных против монастыря, – мощный, хорошо оплаченный, тщательно продуманный и скоординированный. Это я констатирую факт. Об этом же свидетельствует и немалое количество публикаций в интернет и печатных СМИ, которые освещали события с точки зрения и с учетом интересов коммерческой структуры, чьи «уши» торчат между строк всех этих публикаций.
Второе. Эти «коммерсанты» задействовали мощный административный ресурс. Трудно перечислить всех власть предержащих, кто побывал за это время в Китаево. К примеру, тут появлялись лица в таком ранге, и с такими звездами на погонах, что вызвать их в обычной ситуации – просто немыслимо.
Третье. Эти лица по всем правилам рейдерской войны организовали людей, а также нашли этого юношу – Сашу Калашникова, который стал знаменем этой борьбы, развернутой против монастыря. Также проводились многочисленные митинги с привлечением внешних, нанятых людей.
Четвертое. По итогам проведенных мероприятий люди из коммерческой структуры начали предпринимать юридические действия, то есть обратились в суд.
В.: Что эта за история с судом, когда жителям ул. Китаевской пришли повестки за подписью архимандрита Прохора с требованием явиться в суд?
Ответ наместника: Дело касается существования и функционирования храма 12 апостолов. По типу постройки – это домовой храм, являющийся, как следует из его типового определения, частью определенного комплекса. Указанный комплекс был передан в пользование монастырю согласно охранному договору. И в этом договоре прописано следующее: в помещениях, примыкающих к храму, не имеют права более суток проживать люди. Если же там кто-то живет более длительный срок, то их необходимо выселить БЕЗ предоставления жилых помещений. Если бы это был тИповый храм – тогда была бы другая картина: был бы подан иск о выселении людей с условием предоставления жилья. По домовому храму процедура другая, и она четко прописана в нормативных документах.
В.: Когда будет заседание суда по делу о выселении из помещений, смежных с домовым храмом 12-ти апостолов?
Ответ наместника: Я уже здесь 13 лет. И все это время люди живут под стенами храма, в помещении бывшей ризницы. Занимаются своими делами: стирают и сушат белье, передвигаются и ночуют, и мы ничего не можем возразить, поскольку люди имеют право жить так, как им удобно. Но это не должно происходить на территории монастыря. Поэтому мы подали в суд, чтоб эти жители проявили элементарную инициативу и озаботились своей дальнейшей судьбой. Если они не хотят с нами общаться, пусть пойдут в органы власти, в райгосадминистрацию, пусть хлопочут о решении их жилищного вопроса. А поскольку они этим не занимаются, то мы вынуждены были подать в суд. Бесчеловечно по сути, согласен. Но такая норма выписана в законе. Честно говоря, я не понимаю бездействия этих людей. Посмотрите, в каких нечеловеческих условиях они живут. Маленькие невентилируемые комнатки. Они абсолютно не пригодны для проживания, ведь там всегда хранились ризы. А государство пустило на самотек судьбы людей и их жилищные проблемы.
Реплика Шелудченко: Последнее утверждение даже не нужно иллюстрировать цифрами. Все и так понятно: вспомните, сколько жилых объектов построено в столице за последние годы. Какое их количество возведено в Голосеевском районе! Если бы была добрая воля районной и городской власти, то решить проблему с отселением можно было давно, легко и спокойно. Однако этим никто не занимался раньше и не занимается сейчас.
В.: Какова юридическая перспектива дела о спорном участке земли?
Ответ наместника: Уже подготовлен соответствующий депутатский запрос. Ведь речь не идет об одном кусочке. Часть этих земель уже де-юре принадлежит «коммерсантам». Уже группа депутатов готовит запрос в парламенте.
В.: Каковы шансы монастыря на отстаивание своей территории?
Ответ наместника: Говоря не юридическим, а обиходным языком, скажу так: эти люди, претендующие на территорию (представители коммерческой организации), пошли непосредственно против Бога. Верю, что Господь защитит нас, а их умы и совесть просветит.
В.: А вы не пробовали решить вопрос полюбовно?
Ответ наместника: Мы не сторонники военных действий. К нам приходили уполномоченные представители коммерческой структуры, которым мы объяснили, на что мы претендуем. Они сказали, что обдумают ситуацию.
Уточнение Шелудченко: То, на что претендует монастырь, это – земли, имеющие к монастырю непосредственное отношение: кладбище, земля под разрушенным храмом, который нужно восстанавливать.
Это не огород. Речь не идет о каких-то третьих участках. Речь идет о непосредственной территории монастыря, о культовых объектах.
В.: Расскажите подробнее о ситуации с жильем, на которое претендует Александр Калашников.
Ответ наместника: Сразу скажу – мы никого не выбрасывали из этой квартиры. Наоборот, у нас есть видеозаписи, где четко видно, что именно братию монастыря насильственно выставляют из этой квартиры.
Я уже говорил ранее, мы хотим, чтобы люди выселились из этих бывших монастырских келий, но чтобы все это происходило законным путем.
А ситуация с квартирой такова: раньше в ней проживала Калашникова Ирина. У нее была немощь – она выпивала. Не однажды эта квартира горела. Тушили ее крышу, в частности, и наши священники. И вот в декабре она, наверное, умерла от удушья, потому что были у нее лицо и части тела обгоревшие. После ее смерти сюда пришли ее родители, у которых и воспитывался этот юноша – Саша Калашников. До этого их никогда раньше здесь не было. Мы и Сашу ранее не видели. И тогда в декабре мы пришли, познакомились со старшими Калашниковыми. Вошли, предъявили документы. Скажу так: мы не взламывали дверь. Была создана комиссия незаинтересованных лиц. Провели опись имеющегося имущества.
Сделали ремонт, прописали монахов. Обустроили келью. Мы были удовлетворены – не тем, что эта женщина умерла, а что решилось дело без суда. Потом вдруг появляется этот мальчик с регистрацией в данном помещении. Однако любой юрист подтвердит, что регистрация еще не является правом собственности на площадь.
Уточнение Шелудченко: Более того, никто не отменял и норму закона о том, что если кто-то не проживает на снимаемой жилой площади более полугода, то теряет право жить на ней. Вся эта ситуация должна была решаться либо путем переговоров, либо в судебном порядке, но уж никак не такой вакханалией с привлечением правоохранительных органов и раздуванием шумихи в прессе
В.: А сейчас как обстоит дело с этим помещением?
Ответ наместника: Монахи ничего не предпринимают. Мы надеемся, что у нас государство цивилизованное. И то, что происходит, как будто происходит в страшном сне: выбросили вещи, являющиеся монастырской собственностью, срезали установленную нами дверь. Мы постоянно обращаемся в прокуратуру, МВД, в охранные службы. И – никакой адекватной реакции.
В.: Вы пока надеетесь на благоприятный исход всей этой запутанной ситуации:
Ответ наместника: Если бы не надеялись, то было бы нам всем неимоверно тяжело. Но мы верим в то, что у власти будут люди разумные. Ведь если государство приняло решение вернуть имущество Церкви, то это похвальный шаг. И если Церковь за свои средства и собственными силами восстанавливает монастырские и храмовые строения, то власть очевидно должна поощрять такие благие начинания. Впрочем, мы на это не рассчитываем, мы уповаем, что хотя бы нам не будут мешать и вставлять палки в колеса

Вопросы задавала Алла Дмитрук

Читайте про найважливіші та найцікавіші події в УНІАН Telegram та Viber
Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter
loading...

Чи подобається Вам новий сайт?
Залиште свою думку