П'ятниця,
30 вересня 2016

Наші спільноти

Керуючий справами УПЦ: Ми закликаємо священиків бути патріотами і не допускати сепаратистських настроїв серед мирян

Одним из факторов сепаратистского движения на Востоке Украины называют церковный вопрос. Россия неоднократно обвиняла Украину в преследовании по религиозному признаку верующих Украинской православной церкви Московского Патриархата (УПЦ МП). Впрочем, в самой церкви ни о каких преследованиях не говорят, напротив призывают не допускать сепаратистских настроений среди мирян. Об отношении к политической ситуации в стране, о диалоге с УПЦ КП, о предложении отлучить Виктора Януковича от церкви, об отношениях с Москвой - рассказал управляющий делами Украинской православной церкви митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (ПАКАНИЧ).

Как Украинская православная церковь оценивает волнения, происходящие на Востоке Украины?

Наша церковь неоднократно заявляла о том, что выступает за территориальную целостность Украины. И сегодня мы однозначно осуждаем попытки отторгнуть от Украины ее территории и включить их в состав других государств. Потому волнения в Харькове, Донецке и Луганске нас очень сильно беспокоят. Мы видим в них реальную угрозу для нашего государства. Мы молимся, чтобы у наших государственных мужей хватило мудрости предотвратить эту угрозу без применения военной силы. Что касается влияния церкви на прихожан, то такое влияние оказывают сегодня, прежде всего, приходские священники, с которыми общаются простые люди, приходящие в храм. Мы призываем наших священников быть патриотами своей родины и не допускать сепаратистских настроений среди мирян.

Как обстоят дела с приходами УПЦ, которые расположены в Крыму? Перейдут ли они непосредственно под РПЦ?

В настоящее время статус епархий в Крыму остается прежним. Это епархии Украинской православной церкви. Руководство этих епархий не высказывало стремления выйти из подчинения церковному руководству в Киеве. Священный синод Русской православной церкви также не принял никаких решений об изменении статуса этих епархий. Тем не менее, ситуация сегодня крайне сложная. И пока мы не понимаем, каким образом будет устроена церковная жизнь в Крыму.

Имеет ли УПЦ МП в принципе влияние на своих прихожан на  Востоке Украины?

Бесспорно, церковь имеет влияние на своих прихожан. Однако, прежде всего, это влияние приходского духовенства. Епископ, а уж тем более церковное руководство в Киеве, имеет меньше возможностей оказать влияние на рядовых прихожан в разных регионах страны.

А сколько вообще сегодня прихожан у Украинской православной церкви Московского патриархата? И в какой части Украины их больше?

Точной статистики количества прихожан у нас нет. И государство тоже такой статистики не ведет. Как известно, единственным достоверным способом узнать количество приверженцев той или иной религиозной организации является перепись населения. Но в Украине во время переписи вопрос о вероисповедании не поднимается. Потому надежной статистики количества прихожан не существует.

Что касается соотношения количества активно практикующих прихожан и тех, кто лишь номинально причисляет себя к церкви, то оно может сильно колебаться в зависимости от региона. В тех областях, где советская власть продержалась дольше и где традиции церковной жизни подверглись более серьезному разрушению, там процент воцерковленных людей несколько ниже. А вот там, где коммунистическая идеология не смогла пустить серьезных корней, практикующих христиан значительно больше. Например, я вырос в Закарпатье. У нас в храм ходило практически все село. А вот на Востоке Украины такое и сегодня является редкостью.

Но, количество приходов то вы знаете?

Количество приходов УПЦ нам известно довольно точно. Всего в Украинской православной церкви зарегистрировано около 13 тысяч общин. Темпы роста количества приходов составляют примерно 500 общин в год. Бытует стереотип, что мы являемся церковью Востока и Юга Украины. Но это не так. Весьма значительное количество наших приходов расположено в правобережных регионах. Больше всего приходов УПЦ расположено в Винницкой и Хмельницкой областях (более 900 приходов в каждой). В Волынской Закарпатской, Ровенской и Житомирской областях действует примерно по 650 приходов в каждой. В Киевской области – более 700 приходов. На Востоке и Юге страны наибольшее количество приходов расположено в Донецкой области (около 750). В Днепропетровской области – более 600 приходов, в Одесской – около 600. Наименьшее количество приходов УПЦ расположено в Галичине. Тем не менее, во Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областях вместе взятых действует около 250 наших общин. Так что приходы нашей церкви расположены относительно равномерно по всей территории Украины. Пожалуй, мы являемся единственной конфессией в Украине, которая значимо представлена практически во всех ее областях.

Как проходят переговоры об объединении с Украинской православной церковью Киевского Патриархата?

Официальный диалог пока не начат. Сейчас ведутся лишь предварительные консультации. Потому говорить о результатах пока рано.

А что вы ожидаете от переговоров?

Мы ожидаем, чтобы в Украине все православные люди принадлежали к одной церкви. В этом будет наша сила и мы сможем достойно отвечать на все те чаяния которые есть у нашего общества. Главная задача – действительно объединить всех православных в одну Церковь.

По-вашему этого реально добиться?

Я думаю с молитвой все реально. Главное поступать согласно нашей веры и церковного придания. Главное процесс должен проходить на основании канонических норм и без всякого вмешательства политических сил.

Какие есть принципиальные пути получения Украинской православной церковью статуса автокефалии?

В мировом православии пока не выработано такой процедуры получения автокефалии, которая была бы признана всеми поместными церквами. В традиции русской церкви автокефалия даруется примерно по следующей процедуре. Та церковная область, которая претендует на автокефалию, проводит Собор, на котором принимается решение обратиться к высшему церковному руководству с просьбой о даровании автокефалии. Затем поместный Собор всей Русской православной церкви рассматривает это прошение и принимает решение о даровании автокефалии.

Но такая процедура получения автокефалии оспаривается другими поместными церквами (например, Константинопольским Патриархатом). Потому, скажем, автокефалия, которую Москва даровала в 1970 году православной церкви в Америке, остается непризнанной со стороны греческих Церквей. Что касается Украины, то сегодня среди епископов, духовенства и мирян УПЦ нет единого мнения по вопросу автокефалии. Есть те, кто поддерживает такую перспективу, нужно сказать, что их меньшинство, но есть и те, кто выступает против, а это – подавляющее большинство. И к тому же, я считаю недопустимым использовать вопрос автокефалии для политических манипуляций.

Возможно ли создание в Украине еще одной параллельной признанной юрисдикции, скажем под оморфом Константинопольского патриархата?

Наша Церковь считает, что открытие в Украине структур Константинопольского патриархата не решит наших проблем. Появление здесь параллельной канонической юрисдикции может лишь усугубить противоречия в украинском православии. Поэтому наша Церковь не поддерживает этот проект.

В марте УПЦ заявляло о ряде конфликтных ситуаций, когда были попытки захвата храмов и монастырей. Уточните, пожалуйста, были ли подобные случаи после этого?

Эпизодические угрозы имели место. Но, слава Богу, нам удалось избежать столкновений на этой почве. Сегодня ситуация более или менее стабильная.

Как вы можете прокомментировать информацию газеты «Урядовый курьер» о том, что прошлая власть оказывала содействие вам в борьбе за место управляющего делами УПЦ. Действительно ли это так?

Только враги нашей церкви могут утверждать, что  в своих решениях священный синод  УПЦ не самостоятелен и принимает их по чьей-то указке. Решение о моем назначении управляющим делами УПЦ принималось еще в мае 2012 года на расширенном заседании Священного Синода, то есть в присутствии не только членов синода, но и других архиереев. За час до заседания меня пригласил Блаженнейший митрополит Владимир  в больницу «Обериг», где он тогда находился, и сообщил о намерении предложить Священному Синоду назначить меня  на эту должность. Он, как всегда, по-отечески дал наставление и определил ближайшие задачи. Вообще, что касается некоторых публикаций, появившихся в последнее время в СМИ, то все указывает на их заказной характер. Видимо, их цель - дискредитировать меня.  Почти все они опубликованы в период Великого поста. И к этому я отношусь как к искушениям, которые обязательно бывают у каждого христианина. Ведь путь  к радости светлого Христова Воскресения обязательно лежит через Голгофу. Это закон христианской жизни.

Было ли решение Митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана) о снятие вас с должности управляющего делами УПЦ?

Мне такое решение не известно. Согласно действующего Устава УПЦ снятие и назначение управляющего делами возможно только постановлением Священного Синода.

Оказывает ли Москва сегодня давление или влияние на внутреннюю политику Украинской православной церкви?

Украинская Православная Церковь еще с 1990 года все вопросы своей внутренней жизни решает самостоятельно. Однако, при этом мы находимся в единстве с Московским патриархатом. Потому деловое общение между УПЦ и Московской патриархией никогда не прерывалось. Однако, оно не носит характера давления.

Недавно некоторые прихожане УПЦ подняли вопрос о возможном отлучение экс-президента Украины Виктора Януковича от Церкви за многочисленные преступления против украинского народа. Как вы оцениваете эту инициативу?

Общая практика православной церкви такова: если человек совершил преступление, которое предполагает каноническое наказание и его вина официально доказана в суде, это влечет за собой наложение на него и соответствующих канонических прещений. Например, если человек совершил убийство и его вина доказана, он должен принести в этом покаяние, после чего на него накладывается определенная епитимия. Как правило, такие люди отлучаются от причастия на несколько лет (срок отлучения может быть разным - в зависимости от обстоятельств преступления и степени вины человека). Но когда говорят о полном отлучении от церкви, то здесь надо понимать, что такое отлучение (или другими словами анафема), является высшей мерой церковного наказания. И потому применяется оно лишь в исключительных случаях, да и то после того, когда уличенный в преступлении человек принципиально отказывается признавать свою вину и продолжает совершать преступления. Также нужно помнить, что накладывая канонические наказания, церковь всегда стремится, прежде всего, к исправлению человека. Призывы же отлучить от церкви наших недавних правителей были, скорее, продиктованы ненавистью и желанием расправы. Церковь не может руководствоваться подобными чувствами в принятии решений.

Олег Гавриш -  для «УНИАН-Религии».

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Чи подобається Вам новий сайт?
Залиште свою думку